150-летию станицы Черниговской.

В лесной полосе Закубанья населялась станица Пшишская (ныне Черниговская) — одна из четырёх, населяемых по реке Пшиш в 1862-64г.г.Под станицу было выбрано красивейшее место — долина реки, окруженная небольшими возвышенностями, покрытыми первозданным лесом. Леса покрывали распадки, в которых били чистые родники. Какого зверя тут только не водилось — на подножном корму из плодов дикой груши и желудей жировали дикие кабаны, зайцы, лоси. Из хищников водились волки и лисы. А в реке и окрестных водоёмах водились лещ, сом, рыбец, в летнее время кормились несметные стаи перелётных птиц. Степи были нетронуты плугом.

Поземельные отношения на Кубани были урегулированы решением Государственного совета от 21 апреля 1860 года «О поземельном устройстве в казачьих войсках» (ГАРА, ф l.pn 1.д З6.л115). Это постановление предписывало территорию Закубанья разделить на три части, выделив земли на отвод станицам, земли на наделы высшему офицерскому составу и чиновникам войскового сословия и войсковой запас. Постановление регулировало размер наделов рядовым и офицерам, выделение по 300 десятин земли под приходские церкви, наделение казаков землёй в случае увеличения в будущем населения станицы( на мужскую душу).Переселение казаков – «охотников» на новые земли в нагорной полосе Северного Кавказа регулировали последующие государственные акты.

В Положении «О заселении предгорий Западной части Кавказского хребта кубанскими казаками и другими переселенцами из России» от 10 мая 1862 года утверждалось: «…для тех семейств, которые переселялись по собственному желанию, назначить в частную, вечную и потомственную собственность по усмотрению начальства сообразно с местными достоинствами участков, каждому офицерскому семейству от 25 до 50 десятин земли, и каждому семейству урядника-казака и охотникам других сословий от 5 до 10 десятин удобных земель». Это Постановление указывало на то, чтобы наделять потомственными участками лишь те семейства, которые переселились по собственному желанию и сделали переселение во время первоначального образования новых станичных поселений, а не других лиц, которые, хотя бы и переселились по собственному желанию во вновь образовавшиеся станицы, но уже после того, когда образовавшиеся станицы стали непередовыми к землям враждовавших горских племён». Но жизнь показала, что в состав станичных обществ и после окончания Кавказской войны отдельные казачьи

и офицерские семьи по особым предписаниям принимались.
Станицу Пшишскую (с 1867 года — Черниговская) населили семьи: 2 офицерских, 178 — черноморских казаков, 21-линейцев, 10-государственных крестьян.(Военный сборник.1893г.)
Все добровольцы — «охотники» при переселении на новое место Приказом за №204 от 3 сентября 1858 года по войскам Кавказской Армии получали следующие льготы:
-в помощь на строительство дома и заведение домашнего хозяйства-71,5 рубля на каждое семейство;
-на вооружение каждого семейство-15 рублей; на лошадь, сбрую — по 35руб.72коп. каждый;
-обеспечение продовольствием всех переселенцев с женами и детьми обоего пола взрослым — полную норму, а детям моложе 7 лет — половинную;
-на провиант и путевое довольствие казачьих семей;
-на покупку рабочего инструмента и постройку кордонных постов и др. Переселенцы получали прогонные деньги, освобождались от службы и выполнения земских обязанностей на 3 года, за ними оставалась только защита собственных станиц. Данный приказ подписал начальник Главного Штаба Кавказской Армии Свиты Его Величества генерал-майор Милютин — (36)
Расходы на переселение казаков-охотников в Закубанье составили:

Всего было израсходовано 1 787 265 руб.23 коп., На 1865 год было ассигновано 441 653 руб., но так как война закончилась, то правительство нашло возможным обязательные вызовы с Азова и Дона отменить, а всем прибывшим на переселение добровольцам прекратить выплату пособий. (ГАКК.ф 347юоп1.д52.Л21.)
Под станицу Пшишскую было выделено 13 023 десятин земли, из которых больше половины -7 100 десятин — занимали густые леса и кустарники. Леса на первое время обеспечили переселенцев материалом для строительства жилья, топливом и большим количеством диких фруктов, которые в сушеном виде годились на наши кубанские «узвары». В лечебных целях использовались местные лекарственные травы: шалфей, солодковый корень, девясил, полынь, которые применяются до настоящего времени в научной медицине. В казачьей жизни в первые годы жизни на Кубани помощь лекарей была практически недоступна. Станицы располагались на очень большом удалении друг от друга, а кубанское бездорожье, опасность передвижения и малочисленность больниц заставило каждую казачью семью иметь свой «Лечебник», составленный на основе опыта нескольких поколений. В каждой станице, как правило, был знаток народной медицины — народный целитель.
Наиболее распространёнными заболеваниями в это время были инфекционные заболевания. Эпидемии холеры, чумы, оспы, уносили тысячи жизней. Население страдало и от хронических заболеваний — туберкулеза, трахомы и других. Так как на Кубани столкнулось несколько традиций народного целительства (русская, украинская, адыгейская, армянская, татарская, греческая и другие), это привело « к взаимообогащению народного целительства и многообразию средств, используемых в народной медицине).Лёгочный туберкулёз наши предки лечили с помощью свиного сала, барсучьего и медвежьего жира.
В рецептуре наших предков были лекарственные растения: мать-и-мачеха, зверобой, полынь, подорожник. Не зная о существовании фитонцидов, в лечении широко применялись лук и чеснок, которые потребляли с пищей или вдыхали пары свежих растёртых овощей. Кашель помогала лечить калина и малина.
Гастриты и болезни желудка лечили с помощью настойки на самогоне листьев подорожника, для лечения поносов использовали, как чайный настой, корень и семена конского щавеля и высушенные арбузные корки.
Кубанская медицина сложилась на базе традиционной русской и украинской медицины конца 19-го века, получила широкое распространение, продолжает сохраняться на бытовом уровне и сегодня, утрачивая определённую долю компонентов и приобретая новые. Это объясняется, с одной стороны, верой в многовековый опыт, стремлением сохранить народные традиции, с другой — наличием практического подтверждения жизнеспособности народных рецептов. Некоторые на фоне общего кризиса официального здравоохранения приобретают популярность и притягательность. Хранителями традиций выступали и выступают знахари. Знахари — это талантливые практики, пользующиеся достижением коллективной творческой мысли. В понятие «знахарь» включаются знатоки трав, костоправы, повитухи, и другие.
На Кубани людей, так или иначе связанных с целительством, называли по-разному: чаривник, басорка, ворожка, характерник, вихованец, и прочие. Но чаще всего — бабки, дедки ( с ударением на последнем слоге). У черноморских казаков знахарством исстари занимались куренные кашевары. Кашевары, как правило, занимались и приготовлением «горилки», на которой и настаивали лечебные травы. Дома и в походе они имели при себе запас лекарственных растений и снадобий, могли заживлять раны жидкими растительными мазями, собирать без разреза тканей раздробленные кости, забинтовывая потом руку или ногу в лубок, а в случае гангрены (антонов огонь), обычным ножом делали ампутацию пораженной конечности.
Условия жизни казаков, особенно в первые десятилетия после переселения в Закубанье, были далеко не благоприятными. Периодически на Кубани свирепствовали «черные» болезни — холера и чума, а также скарлатина, корь, оспа, случалась проказа, по-местному — «крымка». Вплоть до начала XX века тысячи жизней, особенно в осеннее и весеннее время, уносила лихорадка (малярия), Способствовал этому тёплый климат, создававший благоприятные условия для размножения переносчиков и возбудителей малярии — комаров — анофелес, а также природные факторы: множество лиманов, ериков, болот. Квалифицированная медицинская помощь населению была совершенно недостаточна.
Многие страдали от малярии, и местные лекари, при отсутствии лекарств, помогали больным настоями листьев сирени, крапивы, лаврового листа, использовали листья и кору ивы. Уже тогда использовали для лечения сердечных болезней плоды боярышника, листья пустырника, сушеницу болотную. Народные средства помогали лечить ревматизм, заболевания желудка, кожные болезни. Для избавления от глистов применялись семена тыквы. Приобретённый опыт «семейного лечебника» актуален и для настоящего времени
Первое время поселенцы жили под телегами, в шалашах, в землянках. Но так как леса было в избытке, в лесной полосе сложился тип жилища, который редко, но встречается и сейчас в бывших лесных станицах. В станице Пшишской, а теперь Чернинговской, сохранилось несколько домов первых поселенцев. Это деревянный дом, основание которого состоит из толстых плах, под которые подложены камни. Со стороны дороги дом украшали три небольших окна. Крыша была четырёхскатной, но накрывала полностью только три стороны, с четвертой – лицевой — стена дома отступала от края на полтора-два метра и скат крыши опирался на 4 балки, образуя открытую верандочку, пол которой состоял из нескольких толстых плах. Вход в дом шел прямо с улицы. Никакого крыльца не было — двери в дом располагались под тем же выступом крыши. Дом, как правило, состоял из трёх комнат и «клуни» — кладовки. Печь располагалась в центре дома, обогревая все три комнаты. Самая большая комната — «зала» — служила для приёма гостей, её украшали вышивками, коврами ручной работы. В двух комнатах жили родители и дети, спали на деревянных кроватях, на лавках, на печи. Одна из комнат — в которую выходило устье печи, служила столовой. В углу этой комнаты была одна или несколько икон, на которые молилась вся семья, стоя у стола, перед завтраком, обедом и ужином. Иконы были и в других комнатах. Крылись дома «дранкой» — неширокими тонкими деревянными пластинками, обычно из дерева хвойной породы. Стены мазали глиной, окна украшались резными наличниками.
Такой дом не заливала вода — он на 50 -70 и более см был поднят над землёй. Крыша, покрытая дранью, хорошо держала воду; с неё, как по зеркалу, стекала вода и ссыпался снег. Снег падал за пределы дома, оставляя всегда чистой деревянную полосу под окнами — здесь в непогоду гуляли дети, сидели днем старики-родители. В летнее время под этим навесом сушили лекарственные травы, лесные ягоды, вялили рыбу. Через 3-4 года в станице Черниговской почти все улицы были застроены такими домами. Дома стояли далеко друг от друга, так как у каждого подворья около одной десятины земли отводили под огороды: овощи, кукурузу, бахчу, в последующие годы сеяли подсолнечник — «насиння», картофель, много конопли, которая давала чудесное конопляное масло. Из конопли выделывали замечательную домотканую ткань, из которой шили нательное бельё, мужскую и женскую верхнюю одежду. Особо отбеленная конопляная ткань шла на скатерти, простыни, угольники. Свадебные рушники из конопли хранятся у черниговцев до настоящего времени.
От станицы Черниговской до казачьей столицы — Екатеринодара было 80, до Майкопа 47 верст. Вначале от Черниговской до станицы Пшехской шла просека по сплошному лесу, через Пшехский брод. По грунтовой дороге от Пшехской можно было доехать в Белореченскую ( населена в 1862 году), Майкоп и Екатеринодар.
Первую зиму поселенцы пережили в землянках, т.к. к осени 1863 года успели построить только 7 турлучных домов. Первые 211 семей вели родословную от черноморских казаков и казаков-линейцев.
Название станицы было определено Именным Указом, объявленным Военным министром 5 сентября 1863 года (ПСЗРИ. Собрание 2-е. Т XXXVIII. СПБ.1866. Ст.40026.с.2.
На основании приказа Военного министра от 12 сентября 1863 года станица Пшишская была включена в состав 26 конного полка Кубанского войска. (ГАКК, Ф 252. Оп2. Д 1407.лл274,363).
К 1 января 1865 года в станице Пшишской проживало 879 человек казачьего сословия: 429 мужчин и 448 женщин. Неказачье население станицы представляли семья местного священника и 10 семей государственных крестьян.
Степь и лес определили направление хозяйственной деятельности поселенцев — хлебопашество и скотоводство, лесные промыслы и пчеловодство.
За первые два года жители построили 170 домов. Жизненный опыт и особенности местности сформировали тот тип жилища, который стал основным во всех лесных станицах Закубанья: и в станице Гурийской, и в Линейной, и в Даховской и дожил до начала XXI века в поселке Гузерипль.
В 1867 году станицу Пшишскую переименовали в станицу Черниговскую, по названию размещенного в ней полка.
В первые годы жизни на новом месте жители станицы Черниговской подвергались набегам горцев. Горцы (абадзехи) — поджигали стога, убивали казаков, уводили в горы скот переселенцев. Эти набеги отражали части Пшехско — Пшишского отряда, который осваивал территорию долин Белой и Пшиша до конца 1863 года. После передислокации отряда в верховья Белой казакам пришлось самим защищать свои родные дома. На окраине нынешней станицы Черниговской долгое время сохранялись редуты, как напоминание о тех далеких, неспокойных временах. Ныне живущим в станице Черниговской о Кавказской войне напоминает памятник на старом кладбище — это могила 42-х драгунов, погибших в 1863 году при защите родной станицы .
Население станицы Черниговской увеличивалось очень медленно, что подтверждают следующие данные:
1.01.1865г.-179 дворов,879жителей, 429 мужчин, 448 женщин;
1.01.1875 г.- 162 двора, 938 человек населения, одна церковь, один хлебный магазин, 2 лавки, одна кузница, 24 лошади, 320 волов, 502 коровы и гужевого скота, 40 овец и коз, 8 пасек, 200 ульев, один кирпичный завод. В станице работало открытое в 1866 году начальное училище, в котором преподавали 2 учителя.(ГАКК. Ф 252.оп2. д.2. лл.8)
1.01.1910г.-2583 жителей;
1.01.1915г.-504 двора — из них 375 домов коренных жителей,129 домов иногородних, 2955 жителей. Казаки имели 582 паевых надела.
За весь дореволюционный период черниговцы не растеряли ни одного участка земли, выделенного под станичный юрт: в 1863 году было 13023 десятин, в 1915- ом 13014 десятин, разница в несколько десятин объяснялась ростом оврагов и изменением русла Пшиша.
Все население станицы Черниговской, как в любой казачьей станице, состояло из казаков, служивших в 26-м полку Кубанского войска, казаков — очередников, которые готовились в службе, и казаков разряда «к труду способных». Был разряд «неслуживых», не пригодных к службе по состоянию здоровья. В бедной на рабочие руки станице дело находилось каждому мужчине.
Станица Черниговская, как станица лесная, имела очень мало пашни — по 5 десятин на душу, поэтому была бедной. Постоянное нахождение сильных здоровых мужчин на службе лишало казачьи хозяйства рабочих рук. Казаки были вынуждены обращаться за помощью к Войсковому правительству. Бедственное положение станичного общества в конце XIX века изложено в следующем документе:
ПРИГОВОР 1896 года августа 16 дня
Мы, нижеподписавшиеся, выборные от общества станицы Черниговской, Майкопского отдела Кубанской области в числе 20 человек, составляющих две трети из общего числа в 30 человек всех выборных, имеющих права голоса на станичном сборе сего числа на своём станичном сборе в присутствии станичного атамана Анисима Федоровича Крапивцева, где имели следующее суждение:
Снарядить на службу очередников в конные части не предоставляется никакой возможности на свои средства, ни на общественные средства, которых никогда не уплатить и само общество никаких средств по малоземелью 5 десятин на душу, в том числе во многих из нас до одной половины наделов заросло кустами, корчевка которых стоит до 10 рублей и более за десятину.
Состоящие в разряде «к трудук способных» и неслуживого разряда не в состоянии уплатить числящуюся недоимку по бедности, так как у нас нет богатых по малоземелью.
Многие из нас никогда не в состоянии внести в магазин взятый из оного хлеб, по объясненным причинам, а что добывать дневное пропитание в обмен на лес…не обеспечивает пропитание в летнее время, а зимой почти голодаем.
У нашей станицы не достаёт юртовой земли 1142 десятины.
Ввиду вышеизложенного обстоятельства постановили: покорнейше просить ходатайства Его Высокоблагородия атамана Майкопского отдела об отмежевании для нашей станицы 1142 десятин за рекой Кубанью из свободных войсковых земель или юртовой земли, принадлежащей какой-нибудь станице, а ей выделить лесной земли, так как станицы за рекой Белой крайне нуждаются лесом.
В том и подписываемся выборные грамотные Павел Кочерга, Григорий Восковец, Максим Лозицкий, Николай Понамарев, Федор Нестеренко, Тимофей
Сычев. Неграмотные: Терентий Андриенко, Дмитрий Заяц, Демид Науменко, Трофим Лесь, Григорий Каптан, Дмитрий Рябцев, Прохор Макиенко, Моисей Новик, Андрей Дубина, Захарий Кубышкин, Нестор Черников, Степан Левицкий, Иван Король, урядник Никита Прядка.
Станичный атаман КрапивцевДтам же ).
Выделение дополнительного надела в с вязи с увеличением казачьего населения станицы Черниговской произошло только в 1906 году: юрту отмежевали 2681 десятину удобной и 154 десятины неудобной для земледелия земли на 89 дополнительных наделов из дачи станицы Самурской. (38).
Население станицы Черниговской пополнялось казачьими семьями, переехавшими в станицу Черниговскую из других станиц Закубанья: семья Петра Семеновича Велика из Апшеронской, семья Василия Петровича Кожевникова из станицы Кабардинской.
Сохранилось ходатайство коллежского асессора Садлуцкого о выделении ему потомственного участка в юрте станицы Черниговской: «… на основании Войскового положения о наделе землёй казачьих офицеров, обер-офицеру полагается 200 десятин земли, кроме того в силу Положения 1862 года о заселении Западной части Кавказского хребта семействами «охотников»- добровольцев должны быть отведены от 25 до 50 десятин за добровольное переселение за Кубань. Но свободных земель уже не было..». Подавший прошение Садлуцкий приводит доводы, что на получение надела у него есть все основания: «17 февраля 1863 года я получил 9 ружейных и шашечных ран:
⦁ огнестрельная в голень ноги винтовочною пулею,
⦁ такая же рана в правую сторону подбородка,
⦁ шашкою выше огнестрельной раны
⦁ шашкою в голову позади первого удара,
⦁ шашкою в макушку,
⦁ шашечная рана на шее выше 3-го шейного позвонка,
⦁ кинжалом проколото плечо,
⦁ шашкою разрублен подбородок с правой стороны.
⦁ кинжальная рана в левую ладонь.
Садлуцкий пишет о том, что при уничтожении в горских ущельях неприятельских хуторов был взят в плен, где находился с 17 февраля до 19 марта 1864года. Во время пользования от ран состоял под покровительством Комитета о раненых.
На войне как на войне. В ходе Кавказской войны гибли люди с обеих сторон воюющих, получали увечья русские и горцы. Удивительно то, что в этой, не имевшей постоянной линии фронта войне, существовала защита пленных. О том, что просьба Иосифа Игнатьевича Садлуцкого выполнена, сообщил в войсковое правление 19 ноября 1880 года атаман станицы Черниговской Степан Цыганский: Садлуцкому было выделено 150 десятин земли по реке Кошка и Большая Ганжа.
Об этом частном эпизоде можно было и не упоминать, но он имел продолжение. На выделенных землях был основан хутор, носивший имя владельца — хутор Садлуцкий вблизи станицы Черниговской. Своё название хутор сохранил почти весь прошлый век и исчез в наше перестроечное время. А нынешние черниговцы помнят и богатые сады, и колхозные фермы на хуторе, и самих хуторян, которых перестроечный ветер разметал по белореченской земле.
Сохранился именной список казаков — переселенцев станицы Черниговской Майкопского военного отдела Закубанского края Кубанской области, которые получили потомственные участки — это 30 офицерских семей и 206-казачьих. Среди офицеров упоминается войсковой старшина Семен Михайлович Дьячевский, младшие офицеры Емельян Игнатович Гараган, Иван Павлович Прядка, Степан Кириллович Мамота, Василий Денисенко, Яков Олейник, Филимон Красный и другие, многочисленные потомки которых живут и сейчас в станице Черниговской.
В 1875 году в станице работала мельница, одна кузница и один кирпичный завод, продукция которого потреблялась на месте — из кирпича клали печи и кирпичом укрепляли фундаменты домов.
Улицы станицы долгое время не имели названий. Станица была разделена на районы, которые имели местные названия. Центр станицы располагался в ложбине и получил название «Канава». Центральная станичная площадь служила для проведения станичных сходов. Здесь располагалась построенная в 1867 году Свято — Покровская церковь, освященная 14 октября священником из Екатеринодара.
Церковь в станице Черниговской была одна из первых, построенных в Закубанье. На её строительство в 1867 году Кубанское войсковое правительство выделило 9 ООО рублей, ещё 5.5. тыс. рубоей собрали благотворители — станичники. Для содержания церковного причта станичное общество выделило 103,5 десятин земли, пригодной для земледелия. Жалованье местному священнику и псаломщику платило Кубанское войско: первому — 200 рублей, второму — 51руб.42 коп. Такое жалованье получали все священнослужители православных церквей Майкопского отдела. На средства станичного общества священнику построили дом.
На прицерковной площади отмечались престольные праздники: после службы выставлялись на собранных со всей станицы столах приготовленные женщинами — казачками угощения. Здесь потчевали снедью всех желающих, не забывали убогих и сирых.
На площади находилась станичная управа, а с 1875 года — одноклассное начальное училище, 2 торговых лавки и «Хлебный магазин» — запас хлеба на случай неурожая. Один район станицы назывался Кошка, другой — Цыбулькин, по имени владельца земли. Среди атаманов станицы своей деятельностью запомнился Иван Левшаков. Из станичных учителей добрую память оставил о себе Михаил Говорусский.
Хотя Черниговская считалась бедной станицей, но все 4 моста через реку были построены не на частные средства, а на средства станичного общества и проезд по мостам был бесплатный. А питейных заведений в станице не было почти до начала XX века.
В 1913году — население Черниговской составляло 2608 человек, из них 1265 мужчин и 1349 женщин.
В 1915 году в станице велись занятия в двухклассном училище, преобразованом из однокласного в 1911 году.
О Черниговском начальном училище сохранились архивные материалы за 1913- 1917годы.
В 1913 году Почетным Блюстителем станичного училища был Зеленский Семен Павлович. На содержание училища выделялись средства от Кубанского войска -778, из местных источников-2411 рублей. Всего на содержание училища израсходовано 3189 рублей. Училищу был выделен участок в 100 десятин, который принес 300 рублей дохода. На 1 января 1914 года школа имела 1189 рублей запасного капитала. В этот год обучалось 92 мальчика и 46 девочек. Школа располагалась в 4 комнатах, а занятия начинались со 2 сентября. Черниговским начальным училищем с 1913 года руководил Супруненко Алексей Емельянович, который окончил педагогические классы Майкопсого городского училища, получил право на преподавание в 2-х классном училище. Он начал педагогическую деятельность с 1905 года. Законоучителем многие годы был Гремяченский Михаил Александрович, священник местной Свято — Покровской церкви, преподавали в училище Лавренов Иван Афанасьевич, Калкутина Евгения Афанасьевна и Шевцова Ксения Ивановна. Супруненко А.Е., кроме обязанностей первого учителя, преподавал пение, а за физическую подготовку учеников отвечал инструктор Симоненко Яков Яковлевич. Все преподаватели были из мещан, только инструктор — из казаков. Все учителя имели хорошую подготовку:
Лавров Т.А закончил Пед. классы Майкопского городского училища, преподавал с 1910 года, Калтунина Е.А. закончила 8 классов Екатеринодарской женской гимназии, преподавала историю и географию. Шевцова К.И. была выпускницей Екатеринродарской женской учительской семинарии.
В инспекторских отчетах по проверке начальных училищ Кубани за 1914 год приводятся такие сведения:

ГКУКК «ГАКК». Ф 472.ОП1.Д18.Л.180.

Из приведенных данных видно, что учителям предоставлялась бесплатные квартира, отопление и освещение; прислугу за выделяемые средства учителя нанимали сами или её присылало станичное общество. Дрова для отопления поставлялись в летнее время, для освещения использовался керосин.
В следующем году сменился Почетный Блюститель, им стал казак Соляник Константин Васильевич, а Калкутину Е.А. сменила Крючкова Вера Васильевна. Она закончила 7 классов Тихорецкой женской гимназии и 8-й класс Ростовской женской гимназии. В 1916 году количество учеников увеличилось до 171-го.
Учителя начального училища обучали грамоте взрослых — казаков, которые уходили на службу в Кубанское казачье войско.

В начале XX века жизнь казачьей станицы (в 1916г. в ней проживало 2633 человека, в основном казачьего сословия), мало изменилась.
Несколько окрепло экономическое положение казачьих хозяйств, в связи с выделением казачьему обществу в начале XX века дополнительного надела в 2681 десятину пашенной земли, но начавшаяся Первая Мировая война обострила все внутренние экономические проблемы казачьей станицы, и все достигнутые результаты в хозяйственной жизни черниговцев были утрачены.
В отличие от других станиц Майкопского отдела, где на промышленном уровне велось производство зерна, маслосемян и другой сельскохозяйственной продукции, в Черниговской такая деятельность не велась, и подъём экономического положение станицы приходится уже на советское время.
Свержение самодержавия в феврале 1917 года в ходе Февральской буржуазно — демократической революции никаких протестов среди населения не вызвало. По распоряжению Временного правительства в станице был избран Исполнительный гражданский комитет. В силу вступали распоряжения Кубанской Рады.
В марте 1918 года в станице Черниговской была установлена Советская власть, но больших изменений большевики произвести не успели — в августе 1918 года большую часть Майкопского отдела заняли войска Добровольческой Армии, в окрестных станицах и городе Майкопе зверствовали войска генерала Покровского. В станице Черниговской была восстановлена власть атамана, велись сборы хлеба и других продуктов для нужд Добровольческой Армии, у местного населения реквизировали для военных нужд оставшихся лошадей.
Повторное установление Советской власти в станице Черниговской произошло в конце марта 1920года. На Майкоп наступала Первая Конная Армия Буденного и оставшиеся после их разгрома белые войска отступили к морю. Их судьба была трагична даже для тех, кто сумел уйти в меньшевистскую Грузию или к Врангелю в Крым. С отступавшими белыми войсками ушли те из черниговцев, кто не принял новую власть. Часть бойцов из Добровольческой армии остались в родных лесах.
К населению Кубани было выпущено следующее обращение:
Станичники — кубанцы!
К вам обращается Советская власть
Поглядите вокруг себя. Присмотритесь, что мешает Вам мирно жить, мирно трудиться?
Если Вы не окончательно обманулись лицемерами и предателями — Вы сразу узнаете нарушителей покоя.
Это бело-зелёные банды. Одни из них прикрываются прекрасными словами о независимой Советской власти Кубани, другие о Советах без комиссаров и коммунистах Но не по словам, а по делам судите их! К чему сводились их дела? А дела их сводились к грабежам, насилиям, убийствам. Они ведут за собой помещика, атамана, генерала! Хотите вы этого? Конечно, нет.
Советская власть, которая стремится сохранить спокойствие для мирных хлеборобов, этого так же желает и Вас всех призывает к совместной борьбе. Знайте, что бывшие в рядах бандитов вернувшиеся к мирному труду 1 сентября, пользуются всеми правами и преимуществами граждан Республики.
Знайте, что оставшиеся в лесах и горах бандиты, будут Советской властью беспощадно уничтожены.
Каждый честный и сознательный станичник или станичница, при появлении сведений ( слухов) о бандитах, должны немедленно сообщать об этом в исполком.
Каждый станичник или станичница должны бороться с бандитами не только словом, но и делом, а именно: отказывать им в приюте, в пище, одежде и, наконец, когда этого потребуют обстоятельства, поддерживать революционный порядок исполнением распоряжений исполкомов или военных властей.
Пусть все станичники знают, что молчаливое соглашение и тем более поддержка бандитов будут рассматриваться как предательство и измена против Рабоче — Крестьянского государства. Пусть все помнят, что за подобные преступления они понесут Жестокое наказание наряду со своими друзьями — бандитами. Пусть тогда прощаются со своим имуществом, со своими родственниками, со своей жизнью.
Товарищи — станичники!
Гоните бандитов! Изобличайте их сообщников! И вместе с Советской властью установите, наконец, мирные условия жизни трудового революционного казачества. Обращение подписали Ян Полуян, М.Болдырев,Л Сокольский.
(ГАКК, Р-696, on 1, д 18, л 82).
Станица Черниговская была окружена лесами, в которых скрывались от новой власти родственники станичников, не ушедшие с белыми войсками. Их снабжали одеждой, хлебом, лошадьми, но ревкомам не выдавали. Для того, чтобы гражданская война быстрее закончилась, новая власть объявила амнистию и по станицам были развешаны листовки. Одновременно был издан приказ войскам Кавказского фронта, в котором Реввоенсовет фронта приказывал:
1. Вcex бандитов, захваченных с оружием в руках, немедленно расстреливать на месте.
2. Обязать население сдать к 15 августа всё имеющееся у него оружие. Если после указанного срока будет найдено оружие без надлежащего на то разрешения, то имущество виновных будет немедленно конфисковано и передано в отдел социального обеспечения, а самих виновных предать суду и судить по закону военного времени как за тягчайшие преступления против Советской власти.
3. Обязать население оказывать всемерное содействие местным властям в поимке преступников и ликвидации контрреволюционных банд. Лица, ушедшие с бандитами, а также уличённые в укрывательстве бандитов и содействии бандам, подлежат высшей мере наказания по законам военного времени, а их имущество конфискации. Станицы, хутора и населённые пункты, принимающие активное участие в восстании против Советской власти, должны приводиться в повиновение самыми решительными и беспощадными мерами вплоть до полного их разорения и уничтожения. Никакие колебания и поблажки здесь не допустимы. Органы Советской власти, проявившие разгильдяйство, растерянность и нерешительность в проведении указанных мер, подлежат высшей мере наказания по законам военного времени.
Приказ ввести в действие по телеграфу.)
(НАРА, Ф Р-147, onl, д7, л 32)
Оставшиеся на Кубани вооруженные группы в течение нескольких лет грабили у местных жителей зерно и скот, убивали местных активистов и представителей Советской власти. Уничтожение таких отрядов, как :
⦁ отряд сотника Чичибабы в количестве 95 сабель при 1-м пулемёте;
⦁ отряд казака Руднева в количестве 40 сабель при 2-х пулеметах;
⦁ отряд казака Кишка в количестве 40 сабель
произошел только в середине 20-х годов прошлого века.
17 июня 1920 года поступил Приказ Военного Комиссариата Майкопского отдела по всем населённым пунктам: «На основании приказов Северо- Кавказского Военного отдела от 19 июня с.г. №436 и Кубано-Черноморского областного Комиссариата по военным делам от 23.06 с.г. за № 136
Объявляю призыв на действительную службу граждан, родившихся в 1900 и 1901 г.г.. В Майкопском отделе призыву подлежат на одинаковых основаниях с прочими гражданами как казаки, так и граждане горских племён, а так же подданные Армении, Грузии, Азербайджана, Литвы, Белоруссии и Украины.
…Во исполнение сего все граждане указанных возрастов под страхом строгой ответственности должны явиться в г.Майкоп на сборный пункт ( здание бывшего Управления Майкопского Указного Военного начальника).» Далее следовало распоряжение о дате прибытия призывников на сборный пункт к 10 часам утра:
жителям станицы Белореченской -1.07.с.г.;
Пшехской волости -2.07.с.г.
Станицы Черниговской, Гурийской и Князе-Михайловской — 3.07.с.г .Так были расписаны призывники всех населённых пунктов.( Ф Р-384, оп 1, д 3, л4)
Казаки — черниговцы, которых миновала белая гроза, попали в грозу красную.
Отгремела гражданская война. Кубань переходила на рельсы мирной жизни.
В 1925 году в станице Черниговской было восстановлено 565 дворов, проживало 2733 жителя, из них 1281 мужчин и 1452 женщин ( к сведению, в 1916году в станице проживало 2633 человека, т.е. за революционные годы и годы гражданской войны численность населения сохранилась). По Черниговской зарегистрировано 200 колодцев, один пруд, работала школа
первой ступени, одна библиотека или изба — читальня, Местную промышленность представляли 2 промышленных предприятия и 2 мельницы.
В 1928году началась работа по ликвидации неграмотности и малограмотности по всему Белореченскому району (район образован 6 июня 1924 года). Начали с подготовки и развёртывания ликвидационных пунктов и их оборудования. Велась эта работа и в станице Черниговской.
Вначале собрали данные о количестве неграмотных и малограмотных людей в районе и их возрастные категории. С сентября 1927 года по населённым пунктам прошли переписчики, которые собрали данные на всех неграмотных от 14 до 35 лет. На основе этих данных был составлен план открытия пунктов по ликвидации неграмотности и определены затраты на эту кампанию. К подготовке были подключены все сельские советы. По станицам и сёлам была проведена агитационно-разъяснительная работа по вовлечению взрослого неграмотного населения на занятия в л/п. Проводились беседы в избах — читальнях, собраниях батрачества, допризывников, женщин, на общих собраниях жителей станиц и хуторов, проводились индивидуальные беседы с неграмотными и отмечались в списках данные о том, желает или не желает человек обучаться грамоте.
Работники пунктов — ликвидаторы прошли обучение на краткосрочных курсах работников ликбеза. В процессе занятий наблюдалось увлечение школьных работников методами работы с детьми, особенно при проведении бесед и обучению математической грамоте.
К концу учебного года состав учащихся был такой:
⦁ По полу-мужчин 78%, женщин-22%
⦁ По возрасту: до 16 лет-16,3%,
⦁ от 16 до 20 лет-54%,
⦁ от 20 до 30 лет-28,4%,
⦁ свыше 30 лет-1,3%.
Эти данные говорят о том, что охват женщин был недостаточным, но проведено правильное комплектование л/п по возрастному составу, т.е. учтено преобладающее количество учащихся — взрослое неграмотное население и незначительный процент переростков. Ликвидационные пункты работали и в последующее время.
Большую просветительскую работу в станице Черниговской вела изба-читальня. В ней работали справочные столы, в которых хлеборобы могли получить ответы на свои вопросы. В день такие столы выдавали по 5-10 справок. Тормозило эту работу отсутствие справочной литературы: сборников декретов и распоряжений, Кодексов. Справки выдавались, в основном, по земельному делу, по Гражданскому и Уголовному Кодексам. Большое значение в этом деле имела эрудиция самого заведующего читальней.
В период коллективизации в станице Черниговской были организованы 3 колхоза: «Розы Люксембург», «Советский пахарь» и «Заветы Ильича», В 1937 году была построена Черниговская МТС, директор которой был Саенко В.А., В станице работал лесхоз. В довоенные годы повысилась урожайность сельскохозяйственных культур, а вместе с ней росло благосостояние станичников.
Всё разрушила война. Как и по всей стране, сотни молодых черниговцев, кто по повестке, кто добровольно, уходили на фронт. Когда немецкие войска вышли на подступы к Ростову, стало ясно, что Кубань может оказаться фронтовой территорией. Осенью 1941 года по Кубани прокатилась волна народного патриотизма — начались формироваться добровольческие казачьи соединения. Каждый район формировал, как в годы Первой Мировой войны, казачью сотню. Добровольцам было за 50 лет — поэтому их на фронт не брали, но эти бойцы — кавалеристы били немцев в Первую Мировую войну и знали, как их бить. К местам формирования, а ближайший 29-й кавалерийский полк формировался в станице Ханской, эти убелённые сединой воины привели своих несовершеннолетних сыновей — по годам их ещё в армию не брали. По Белореченским станицам и хуторам прозвучал призыв «К Буденному!». И на этот призыв пришли сотни казаков из Черниговской, Гурийской, Белореченской и других станиц и хуторов. Этим добровольцам разрешили надеть казачью форму, им отдали самых лучших коней, которые выращивались в районе для нужд Красной Армии, на майкопской фабрике изготовили холодное оружие. Казачьи сотни были сведены в полки, полки — в дивизии, дивизии — в корпус. Так родился легендарный 17-й, в последствии 4-й Гвардейский Кубанский казачий кавалерийский корпус. В его составе сражались мои земляки: Аситов Стефан Демьянович, Демченко Илларион Иванович, Иванов Михаил Григорьевич, Терещенко Алексей Евсеевич и многие другие. В азовских плавнях бойцы проходили курс «молодого бойца» — учились заново строить оборону, отрабатывать тактику нападения, владеть новым оружием. Новое время диктовало новые задачи — корпусу придали 149 миномётный полк, командирами назнач

359 просмотров

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2008-2018 Редакция журнала "Уроки веры"
Издание Воскресной школы при храме Успения Пресвятой Богородицы г.Белореченска


Заметили опечатку? Выделите текст с ошибкой и нажмите клавиши Ctrl+Enter