Адам, где ты?

Деление на «клир и мир» очень вредно. Люди становятся пассивны в вере. На православие смотрят всего лишь как на русскую традицию. А ведь это – путь к вечной жизни и Свету Фаворскому! Спасибо за статьи по истории – они помогают по-другому посмотреть на многие события в жизни России и в жизни Православной церкви.

Читаешь статьи в журнале и понимаешь, для чего нужно монашество, что путь мирянина ничем не менее церковный; не задаёшь нелепых вопросов…например таких: почему Бог сделал так, чтобы зять оставил мою дочь? – понимаешь, что Бог лично не делал горя моей дочери… Это личная воля человека. Каждый человек строит свою жизнь сам, сам за неё отвечает. Свобода — дар Бога человеку, и этот дар никогда не отнимался. Когда поймёшь это, то уже не говоришь: Бог жестокий, Он нам делает зло… Это мы, люди, неправильно руководим своей свободой и поступаем неверно, принося близким и всему миру горе и страдания. Не говоришь: зачем Бог дал ребёнку погибнуть? Потому что понимаешь, что мир – повреждён и живёт по земным, тленным физическим и биологическим законам. Бог и пришёл к нам, чтобы привести нас в мир иной – где царит не тление, но жизнь. Святой Иосаф Белгородский был болен туберкулёзом. И пока жил – болел и страдал. Потому что таков наш бренный мир. Но когда умер, земные законы перестали властвовать над его телом, и тело осталось нетленным, превратившись в исцеляющие мощи (хотя по законам биологии, физиологии туберкулёзные лёгкие должны были сразу же вызвать разложение тела). Когда всё это начинаешь понимать, то не рвёшь своё сознание трагическими вопросами, начинаешь жить спокойно и радостно принимаешь веру.

Спаси Господи за всё!


До тех пор, пока не изобразится в вас Христос.
(Гал., 4:19)

Почему Господь вопрошал Адама: где ты? Разве кусты и деревья могли скрыть Адама от Всевидящего Ока? Где бы ни спрятались мы, мы всегда будем предстоять перед Богом. Но почему тогда такой вопрос?
И ещё… Что держит в руках на иконе Архангел Гавриил? Цветы – да. Но часто Архангела Гавриила изображают с непонятным для многих предметом в руках – его называют сфера, держава, глобус, зеркало, зеркало из яшмы… При чём здесь все эти предметы – зеркала и глобусы, яшма?

Имя архангела Гавриила переводится, как «сила Божия», «власть Божия». А прозрачная сфера – образ Вселенной, над которой архангелы имеют власть. Но власть не свою. Архангелы – проводники Божественной власти и силы, Божественной воли, Божественного света. А где же человек? Ведь и человек должен нести в сотворённый Богом мир Божью волю и Благодать. Адам, где ты?!

В древних храмах Руси главным изображением считалась икона Спас в Силах, и писалась она в центре иконостаса. Увы, мы сейчас практически не встречаем этот образ на иконостасах храмов. Красный квадрат, по углам которого изображены Евангелисты, символизирует весь земной мир, покрытый благой Евангельской вестью. Синий или зелёный, бирюзовый овал – мир духовный, неземной. Он исполнен множеством ангелов – сил небесных. Потому и называется: Спас в Силах – то есть, Господь, окружённый ангелами. Земной и небесный мир должны слиться воедино. От Христа исходят потоки света, который изливается на оба мира и соединяет их воедино.

Господь создал человека, как основное связующее звено между миром видимым и невидимым. Господь дал человеку плоть, но наделил его Своим Дыханием.

Святые отцы сходились во мнении, что троичность Бога – это указание для нашего сознания прежде всего на качество , а не на количество, потому что Троица – едина. Человек же создавался по образу и подобию Божьему, то есть человек являлся иконой Бога, потому что икона – это и есть образ. Человек так же имеет тройственные качества. Как каждая личность – дух, душа, тело, так и весь человек в целом – три ипостаси: Адам нерождённый, Ева – изошедшая из Адама, их дети, рождённые от родителей.

Мы понимаем, что фотография нашего ребёнка не есть сам ребёнок, а скульптура Пушкина или Глинки не есть сами поэт и композитор. Это их образ. Так же и человек – он не есть бог, но образ Бога. Вселенная сферична. Она представляет собою несколько сфер. Господь – центр всего видимого и невидимого мира. Господа нельзя изобразить, ибо Он прост и неведом для нас. Бога нельзя видеть. Для того, чтобы человек мог общаться с Богом и быть другом Богу, Бог и принял плоть. Это решение Предвечного Совета. Обусловлено оно не грехопадением человека, а тем, что человек – друг Бога. А друг должен видеть своего Друга!

Свет идёт от Единого Предвечного Бога, и Он есть истинный Свет миру. Этот нетварный, дарующий жизнь свет, передаётся ангелам, которые его передают дальше – человеку. А человек – ещё дальше – всему тварному миру. Благодаря этой передаче света мир земной должен покоиться и нежиться в радости и блаженстве. И вот случившееся грехопадение пресекло передачу света, Божьей благодати. Мир погрузился во тьму. Нет, конечно, нам светит солнце. Но солнце – это всего лишь сотворённое Богом светило. Мир погрузился в иную тьму – он лишился нетварного света, который потом станут именовать Фаворским. А человек исказился, потемнел, ослабел духом. Вселенная погрузилась в хаос. Зло и жестокость пронзили всю землю. И с тех пор мир лежит во зле и болезни, его постоянные спутники –смерть и тление.

Где ты, Адам?! Где тот, именно тот Адам, которого создал Господь? Где светлый и бессмертный Адам, наделённый разумом, властью над вселенной, источающий из себя Божью благодать? Где Адам – оплот радости на земле? Его больше нет! И до сих пор взывает Господь к нам с тем же вопросом: Адам, где ты? Где ты, Божий хранитель Вселенной и Земли? Апостол Павел в послании к галатам писал, что он болезнует о христианах, то есть переживает и сожалеет о них. Почему? Потому что пока не изобразился в них (и в нас) Христос. Почему святых мы называем святыми и преподобными? Святой – то есть светлый. А преподобный – тот, кто уподобился Христу, подобный образу Бога, кто стал иконой Христа.

Светлый человек осиявает весь мир – как батюшка Серафим залил светом и Божьей благодатью весь лес в округе от себя. Мы не можем вот так же освящать пространство – нечем. Мы и сами не горим, не светимся, а еле теплимся. И на данный момент Божий свет на землю передаётся в основном лишь Ангелами. Нам об этом напоминает икона Архангела Гавриила, держащего сферу – Вселенную. Люди же оказались во тьме в подавляющем большинстве. Вот для таких, как мы, тёмных, слепых, беспомощных и неграмотных, и была создана икона! Однако, не всё в становлении иконы было так просто. Христиане увлеклись иконами. А языческое прошлое не забылось, оно стало второй натурой человека. Поэтому и к святым изображениям стали относиться, как к шаманским тряпочкам на дереве.

Иконоборческий процесс был во многом обусловлен бездумным отношением к иконе, как к культовому предмету: иконе поклонялись, как таковой, и ждали исцеления именно от картины на доске, а не от Господа.. Иконы стали уподоблять языческим оберегам, волшебным вещам. Появились даже украшения в виде икон или крестов (колечки, браслеты, серьги и т.п.), фрагменты икон на одежде. Особенно этим страдала богатая часть христиан, возомнившая о себе очень много в духовном плане. Потому против икон восстали вовсе не враги православия, а монахи: лучше не иметь икон вовсе, чем вернуться к язычеству. Икона была теснима с двух сторон сразу – как противниками Христа, так и самими христианами-ортодоксами.

И всё же икона победила. Как победила и точка зрения Григория Паламы: исихасм не должен оставаться монашеской практикой; исихасм должен идти в мир, исихасм нужен каждому христианину. И прямая помощница в этом полуграмотным христианам – икона. Икона – азбука веры. В ней нуждаются люди. Обычные люди. А вот исихаст с многолетним опытом умной молитвы созерцает Бога без иконы, без всякого видимого образа. Исихаст напрямую общается со Христом.

Древние иконы – это не просто портрет Христа, Богородицы или святого. Это не картина, не живопись. Икона должна поднять человека горе – то есть вознести его ввысь, напомнить о Свете Невечернем, утраченном нами, и вернуть нам Божью благодать, напомнить, что мы – образ Божий. Но даже в портретах ранее пытались выразить всё самое прекрасное, что было в человеческой душе. Так известны древне-египетские надгробные портреты – фаюмские. Своё название они получили по области, где они впервые были найдены археологами. Их тоже выполняли в светлых тонах, золотых. Самая впечатляющая деталь портрета – глаза. В них весь внутренний мир человека. Так живые пытались сохранить в памяти потомков духовную красоту ушедшего человека. Но икона – выше простого портрета, выше надгробного фаюмского портрета. Икона – не просто память о человеке, о Христе, жившем на земле. Икона поднимает нас к Первообразу.

Конечно же, икона изображает человеческую природу Христа. Его Божественная природа не только не изобразима, но и непознаваема для нас. Разница между картиной, портретом с одной стороны, и иконой с другой такова…Портрет есть изображение конкретного человека. Любая же икона возводит нас к Первообразу – Богу, кто бы ни был изображён на ней – Богоматерь или святой, преподобный… Икона зовёт нас к важнейшему делу земной жизни человека – уподобить себя Богу, сколь это возможно, чтобы всё земное объединилось под главою Христа. При этом святые напоминали: Бога нельзя сравнивать с тем, что мы постигли. Бога не возможно человеку постигнуть.

Поначалу в храме не было иконостаса. Вообще Литургию первые христиане служили либо в доме, либо на могилах мучеников. Не было разделения на пресловутые «клир и мир». Церковь – единое целое. Вообще разделение противно Богу. Но объединение может быть нездоровым. Объединились, допустим, ангелы сатаны. Объединились и люди для пустого строительства Вавилонской башни в попытке доказать что-то Богу. Это неумное, горделивое, вредоносное и злое объединение Господь уничтожил, отобрав единый язык. Но в Сионской Горнице Господь вновь объединил обновившееся человечество, вернув даже и знание языков. Обновлённое человечество – христиане – должны быть едиными. Христианин место святит. Каждый христианин имеет в себе Божью благодать. И потому – дом христианина уже то место, где может служиться Литургия.

Иконостас сослужил не очень добрую службу в плане единения: он разделил церковь. Священник что-то делает в алтаре, люди отделены от этого действа. И постепенно сердца стали охладевать к самой Литургии. Люди перестали понимать Литургию. Люди прежде всего в своём сознании поставили стену: вот по ту сторону – святые, батюшки, монахи, иконы…. А по эту сторону – мы. А мы – грешные, слабые и не к чему нам особо стремиться. Всё равно от Бога мы далеко и высоты нам не достичь.

Сейчас пытаются строить храмы с низким иконостасом. Почему-то такое устройство храма названо некоторой частью верующих «обновленческим». Можно ли считать обновленцами первых христиан?!

Другое дело – традиция Руси. На Руси иконостасы – это уникальные шедевры искусства и символы, образы утраченной духовности… которая ждёт нас в будущей жизни, но пока – закрыта. Потому думается, что, по большому счёту, не столь важно: высокий или низкий сейчас иконостас в храме. Это не повод, чтобы христиане предавали друг друга оскорблениям и проклятиям или уходили в раскол.

Вообще сам храм – это тоже икона. Икона Божьего мира, который освящён земной жизнью Христа. Храм, к тому же, повторяет форму человека, как это ни странно звучит. Так купол именовали главой. Барабан, на котором держится купол, – шеей. Даже «бровки» были – арочки над окошками! Купол – это сфера Духа, Божье царство. В голове нашей тоже должно быть Божье Царство. Отсюда идёт поговорка: без Царя в голове, то есть человек, не знающий Бога. Голова и сердце – это та область человеческого тела, где должен властвовать Дух Божий. Сам храм по кругу опоясывался лентием – полоса с рисунком, как на полотенце. Лентий – напоминание: Сам Христос омыл ноги людям. Люди, служите друг другу! Каждый храм – Сионская Горница, где мы собираемся на единую Великую Трапезу от Единой Чаши, объединяемся в единое Тело Христово.

На куполе храма часто писали икону Вознесения. Отсюда Христос возносится в далёкую и неведомую нам высь. Купол, самая высокая часть храма – вход в иное пространство. Как и наши голова и сердце – это выход в иной мир, мир духовный. Царство внутри нас есть!

Икона – азбука для неграмотных людей. Она учит нас соединяться с миром Божьим, обращает наше внимание как внутрь себя, так и горе́ – к Богу. Божий мир изображался в золотом цвете. Золотой цвет широко использовался изографами. Известен образ Архангела Гавриила – Архангел Златые Власы. Златовласый Архангел изображён на золотом и зелёном фоне. Фону предавалось важное значение. Золото – символ нетварного Божественного Света. Красный фон – символ Духовного пламени, чистого обновляющего огня. Зелёный – цвет Святаго Духа Параклита, цвет жизни. Белый объединял в себе всю радугу цветов. А вот чёрный – принципиально не использовали. Чёрным цветом обозначали лишь иногда на иконе места, где обосновался сатана. Но чаще всего использовали коричневый, тёмно-синий или тёмно-бордовый. Чёрный цвет – это не объединитель, а поглотитель всех цветов, всей радуги красок. Цвет уничтожения разнообразия мира.

Икона всегда радостна. В ней использовались самые яркие и радостные краски. Концепция Андрея Рублёва поистине бесценна для нас, потомков. Представление о Страшном Суде у нас очень изменилось. Не желая менять себя и приближаться к Богу, мы стали Бога бояться. А потому и иконы стали писать мрачные, которые должны вызвать страх у человека. Икона Страшного Суда Андрея Рублёва в Успенском соборе во Владимире восхищает нас радостью, успокаивает голубым тоном. Все ждут Христа! День страшного Суда – день избавления вселенной от страданий, от сил зла, тления и хаоса. Наконец-то в мире будет порядок, гармония и красота! Красота – свойство Бога. В Боге нет ничего некрасивого. Но красота мира есть отображение в нас первообраза – Бога. Тело человека не должно погибнуть. Оно лишь должно измениться, принять божественную нетленность, вечность, светлость. Цель – не уничтожение тела, но изменение, то есть обоженность. А совершенная любовь уничтожает страх. Потому Страшный Суд несёт в себе ликование, а не ужас.

А что говорит нам Псалтирь? Кафисма 13, пс.95: » Да возвеселятся небеса и радуется земля, да подвижется море и исполнение его (кто его наполняет). Возрадуются поля, и вся яже на них: тогда возрадуются вся древа дубравная от лица Господня, яко грядет, яко грядет судити земли: судите вселенней в правду, и людем истиною своею.» Кафисма та же, пс. 97: Реки восплещут рукою вкупе, горы возрадуются от лица Господня, яко грядет, яко идет судити земли: судити вселенней в правду, и людем правостию.» Как видим, икона Страшный Суд Андрея Рублёва соответствует радостному духу Псалтири – одной из основных книг православного богослужения.

Древние иконописцы концентрировали внимание молящегося не на тьме, с которой надо бороться, а на свете, к которому нужно прийти.

Особо тщательно прописывали иконописцы лик, глаза, руки. Это те части тела, которые несут самую большую информацию. При этом икона никогда не закрывалась окладом или другими украшениями. Икона – это всё равно, что текст книги. И никто не будет закрывать часть текста картинкой. Икона – молчаливое слово, произнесённое посредством голоса красок, голоса цвета и света. Икона всегда не имела светотени. В Боге нет тени! Икона из себя изливала свет, щедро одаривая им молящегося. Потому свет на древних иконах прописывали особенно тщательно. Нет видимого источника света, но икона вся напоена светом и радостью, нет скорби. Есть иконы, изображающие Иоанна Крестителя, держащего на блюде голову. При этом сам Иоанн Креститель здрав и цел – его голова на его теле. Что это значит? Это значит, что несмотря на телесное отсечение головы, Иоанн Креститель остался с целым телом. И всякого человека Бог может сотворить целым. Бог исцеляет – делает нас целым. И чудотворные иконы проливают на нас Божью благодать, исЦЕЛяют.

В 16 веке икона стала меняться. Появлялось всё больше иконописцев, для которых икона была не программой, концепцией духа, а средством к получению пропитания – ремеслом. Лично́е письмо – то есть лик, глаза, руки – стали прописываться небрежно. Свет погас. Доличное письмо, то есть детали, одежда, украшения, стали излишне старательно прописываться. Доличное теперь отвлекало молящегося от главного. Почему называли доличное? Потому что писалось это всё в старые времена подмастерьями до написания лика и рук. Личное письмо исполняли только мастера-изографы.

Икона перестала нести в себе свет. Недостаток Фаворского света люди попытались заменить блеском металла – золотые или серебряные оклады, металлическая басма. Нет света Божьего, но нужно придумать ему дорогостоящую, по земным тленным меркам, «замену».

К сожалению, мы и сейчас почти не имеем истинных икон, которые ведут нас к Свету Невечернему. А самое печальное – в нас мало стремления изобразить в себе Христа. В нас торжествует человек ветхий и тёмный. Наше тело и дух болезненны и не имеют в себе ни радости, ни силы. Мы не проливаем Фаворский свет на мир. И лишь Ангелы и Архангелы, верные Божьи силы, несут в сотворённый Богом мир Божьи свет и энергии. Они несут их из более высоких сфер в другие – более низкие, но так же жаждущие целительной силы. Мы же, люди, в большинстве своём не исполняем Божьего предназначения. И потому вопрос: Адам, где ты? – остаётся обращённым до ныне каждому из нас.

26 просмотров

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2008-2018 Редакция журнала "Уроки веры"
Издание Воскресной школы при храме Успения Пресвятой Богородицы г.Белореченска


Заметили опечатку? Выделите текст с ошибкой и нажмите клавиши Ctrl+Enter