[ajax_load_more]

Архистратиги земли русской.

Пьеса в 7 действиях

Для школьного театра

Спектакль, посвящённый памяти русских полководцев – великого князя Александра Невского и князя Александра Суворова, и памяти русской женщины, собирательный образ которой воплощен в героине былины об Авдотье-Рязаночке.


ДЕЙСТВИЕ 1.

Дед и внук идут по тропинке.

— Деда, а деда! А кто меня Сашей назвал?

— Да кто тебя назвал? Господь! В аккурат, 6 декабря ты народился. Вот и назвали тебя в честь князя Александра.

— Имя моё мне не нравится.

— Да как не нравится?!

— А что хорошего? Сашка… А кто Шуркой зовёт. Не нравится мне.

— Да пусть зовут, как хотят! Ты – Александр! Знаешь, какие люди носили это имя?

— Да знаю! Александр Македонский. В школе проходили. Он Индию хотел завоевать. Да мне-то что?

— Какую ещё Индию?

— Дед, ты что же, Индию не знаешь?

— Индию я знаю. А тебе бы не мешало знать и других Александров.

— И каких же?

— Каких? Сейчас расскажу. А ты – слушай, на ус мотай!

Дед и внук уходят за кулисы.

ДЕЙСТВИЕ 2.

За сценой звук мечей. На сцене с одной стороны стоит группа людей. С другой стороны выходит воин. Из последних сил  он старается бежать. Он без доспехов, рубаха порвана, весь изранен. Раны кое-как перевязаны тряпками.

К нему подбегают люди. Одеты в русские рубахи и сарафаны. Наперебой говорят:

— Никак Сильвестр, Савельев сын!  Помните Савелия, что в Торжок ушёл жить? Савельев сын ты?

— Да, я – Сильвестр. Батя мой, Савелий, ушёл из Новограда Великого в Торжок жить. А теперь бегу к вам из последних сил, чтобы сказать: нету батяни, нету матушки родимой, ни сестёр, ни братьев. Кого побили, кого в полон увели полчища поганых! Да ведите же меня к князю!

— К князю? Да что к нему вести? Князь – одно название. Ему всего 17 лет! Ни армии нет у него, ни оружия в достатке! Видно, и нам придётся смертную муку принимать!

— А вот и князь! Смотрите! Князь Александр идёт!

Князь:

— Ты в сражении был, добрый человек? Откуда ты?

— О, великий княже! Беда на Русь пришла! Полчища татар поганых землю Русскую одолели! Пали Юрьев, Волок, Тверь; пали Рязань, Москва и Владимир! В Рязани жена князя Фёдора Евпраксия  с сыном малолетним Иоанном-Постником в окно терема выбросилась, чтобы в руки Батыю не даться. А ведь византийская принцесса была!  А в моём Торжке всё поругано. Люди горькою и бедною смертью предали душу Господу. Посекали людей поганые, аки траву! Кого побили, кого в полон увели. А теперь, княже Александре, они в ста верстах от твоего Новгорода!

Люди:

— Видно и нам к смертушке готовиться надобно!

Из толпы появляется  калика перехожий. В руках гусли.

— А Авдотья-Рязаночка всех из полона воротила! И ты, княже, можешь спасти Новоград!

Люди наперебой расспрашивают:

— Как так? Какая Авдотья? Как это она могла из полона всех спасти?

— А вот как…. Расскажу вам…

Все уходят со сцены. Сцена пуста. Появляется девочка.

ДЕЙСТВИЕ 3.

— Мама! Мама! – бежит с криком девочка.

Выбегает мать:

— Доня, чадушко моё! Ты откуда здесь взялась!

-Мамочка, родимая, беда! Ты уехала за Оку. А татары напали, всех в полон увели: и батю, и братьев с сёстрами, и дядюшку нашего! Я одна за корову в хлеву спряталась. А потом под сено подлезла. Они и коровушку выгнали, забрали нашу Зорьку. А меня не нашли. Я и побежала к тебе!

— Вот что, доченька! Ты иди в село к тётушке. А я в Орду пойду.

Девочка обнимает маму.

— Мамочка, не бросай меня! На кого ж ты меня оставляешь?

— Вернусь, доченька. Обещаю тебе! Никогда моя любовь тебя не оставит! Только надо же мне родню выручать! Вот наберу лаптей побольше да и пойду к хану в Орду. Не один посох изломаю, не один хлеб сухой изглодаю, не одни лапти истопчу…. Но мужа, детей и всех людей русских – верну!

Обнявшись, они уходят.

ДЕЙСТВИЕ 4.

Сидит хан. В разноцветном халате, на голове тюрбан. К нему стража вталкивает женщину. Авдотья падает, но поднимается с колен.

— Чего ты хочешь, русская баба?

— Хочу вернуть своих родных на землю пустую, Рязанскую, восточный царь!

— Не много ли хочешь? И кого ж тебе надобно? Мужа или детей?

— Послушай меня, о, великий и мудрый правитель, и реши дело по правде. Я еще совсем молодая женщина, и могу снова выйти замуж. Значит, будет муж у меня. А муж будет, то рожу я и сына. Только родного брата мне никто не возвратит, никто не подарит, поэтому освободи моего брата.

— Правду говоришь, ты, Рязанка Авдотья. Дарю я тебе три дня и две ночи для того, чтобы нашла ты своих родных в моем царстве. Но это еще не все. Сорви любой цветок у моего шатра, и пока он не завянет, никто не тронет тебя, а завянет, то придет к тебе твой последний час.

Ушёл хан. Ушли стражники.

Вышла Авдотья из шатра сама не своя, закручинилась, зогорюнилась. Покачала она головой из стороны и строну, упала на траву, запричитала, слезами обливаясь:

— Русская моя Земля-матушка, не дай пропасть твоей дочери в чужой сторонке. Помогай мне, матушка, родительница!

Вдруг видит Авдотья цветок бессмертника.

— Матерь Божия-Богородица, матушка Русская земля! Не дали вы меня в обиду! Не отдали на поругание ворогу! Всех с этим цветком из полона выведу!

Убегает со сцены.

На сцене появляется калика перехожий; вокруг него постепенно собирается народ — новгородцы. Стоит и князь Александр. Калика продолжает рассказ, все его слушают.

Калика:

 — Не дала ее Земля Русская в обиду. Цветок солнечный, золотой, прямо в руки положила Авдотьюшке Рязаночке, а цветок — бессмертником зовется, не вянет не то что три дня и три ночи, а и триста  тридцать три дня не завянет, а, может, и три тысячи триста три года с тремя месяцами, с тремя неделями, с тремя днями!
А солнышко к закату клонится, а к Рязаночке Авдотье конница несется, повеленье ханское исполнить готовится. Да как выбежали из самых крайних юрт полоняники русские, а среди них сын с мужем да и брат родной, Да и были там елецкие, брянецкие, мало быть, московские, а боле всех рязанские, окские. Подскакали к Авдотье Рязаночке всадники татарские вязать, стало быть, и всех побить, а цветок у нее в руках солнцем горит, не вянет никак. Вот так-то!
Хоть ты хан, хоть царь-король, а слово надо сдерживать-обнадеживать, чтоб хвалили и леса и моря, и степи с тюльпанами-маками. И пришлось царю-мырю, восточному государю, весь полон отдавать, на Рязань отпущать, землю Русскую засевать, обживать.

Вот как дело было! Авдотьюшка всех спасла! А вы загорюнились!  Скоро апрель и Пасха Господня! Неужто вы Воскресение Христово собрались в татарском полоне встречать?!

Люди из толпы:

— Так ведь сила у них невиданная, несметная!

Князь Александр:

— Не в силе Бог, а в правде! Прав калика перехожий! Люди добрые, новгородцы! Все на молитву! В соборе Святой Софии свечи зажигай, народ!  Все молимся за Святую Русскую землю, за святой храм Божий!

Люди передают друг другу свечи, становятся на колени, поют «Спаси, Господи, люди твоя!». Можно – ещё песнопения. Или колокольный звон.

Кто-то смотрит вверх:

 — Смотрите! Солнце какое яркое! И это в марте месяце!

Вбегает парень:

-Спасён Новоград! Снега стали таять. Лес стоит под водой! Не прошла татарская конница! Развернулись и в другую сторону пошли! Не бывать татарскому сапогу на земле Русской!

Люди ликуют, обнимают друг друга, воздевают руки к небу, молятся. За сценой колокольный перезвон.

ДЕЙСТВИЕ 5.

Сцена пуста. Идут дед и внук.

— Так значит, молодой князь Александр победил татар одной молитвой?!

— Да! Только всенародной молитвой! А вот ещё про одного Александра тебе расскажу….

Дед и внук уходят со сцены. На сцене появляется путник. Он идёт один. Вдруг рядом с ним появляется калика перехожий.

Калика:

— Идёшь, добрый человек и не ведаешь, что ночь эта – особая!

— Да чем уж особая? Ночь, как ночь! Скорей бы домой добраться!

— Э-эх! Только и  думок, что домой добраться! В эту ночь богатырь святорусский родился! Видишь, на небе всполохи какие? Это знак с небес! Русский богатырь первый раз голос свой на земле подал! Пока меленький – плачет! А вырастет – вороги плакать будут!

— Какой- такой богатырь? Времена сказок уж прошли!

— Не сказка это! Родился на Руси человек великий, нехристям страшный!

— Где ж родился?

— Никто не знает и не узнает! Слыхал, как Богорогдица Христа-Младенца прятала? Так вот и этого младенца ангелы прячут до поры до времени. Нечистая сила, она всегда хочет беспомощных младенцев сгубить. Чтобы, значит, из них великие люди не выросли. Потому места рождения сего младенца никто знать не будет.

— А как же мы узнаем, что он – великий?

— Имя ему – Александр. Наступит время и русский царь наречёт его Русским Архистратигом!

— Вот дела-то, а!

Уходят со сцены, как бы продолжая путь.

ДЕЙСТВИЕ 6.

Сидят пастухи. Один на свирели играет.

— Тихо! Погодь! Не играй! Слышь, колокола?! То в Кончанском Александр Васильевич в колокола звонит! Знать увидел с колокольни батюшку! Батюшка до храма Александра Невского пока дойдёт – всё колоколить будет  Александр Васильевич. А потом службу начнут служить – Литургию.

Слушают колокола.

Один пастух:

— А это правда, что когда Исмаил брали, турецкий паша вначале сказал, что скорее остановится Дунай и небо на землю упадёт, чем русские Исмаил возьмут?

Пастух, который старый; посмеивается:

— Да говорил! Да только взяли наши Исмаил! Батюшка Суворов знаешь, как сказал? «День поститься, день молиться – на третий штурм: или смерть, или победа! Стой за Дом Богородицы! Убьют – Царствие Небесное! А жив – честь и хвала!»

Третий  пастух:

— Говорят, что Александр Васильевич за жизнь не сделал  нечастным ни одного человека и не ударил ни одного солдата!

Первый пастух:

— А я слышал, что сыскался один убийца – прокрался в палатку к фельдмаршалу и решил убить Александра Васильевича. Три раза из пистолета стрелял – всё осечка! Тогда решил ножом убить. А тут вдруг невидимая рука как схватит его за руку! Испугался он, как закричит! А Александр Васильевич сел, как ни в чём ни бывало и говорит убийце: «Знаю, кто ты и для чего пришёл. Знаю, и что с тобой случилось! Время моё ещё не пришло! Если Господь говорит, что мне помирать ещё рано, и что дел у меня на земле ещё много, то кто же ты такой, чтобы поперёк Господу идти?!»

Третий пастух:

— А я знаю, что Александр Васильевич для церкви написал Канон. Называется – Канон Спасителю и Господу нашему Иисусу Христу.

А знаешь, сколько вёрст от земли до луны?

Первый пастух:

— Да кто же не знает? Всего два суворовских перехода!

Оба смеются. Вмешивается Пожилой пастух:

— Смеётесь… А мне вот говорили, что Александру Васильевичу Бог смерти не даст!

Молодые пастухи:

— Как это, не даст? Все же умирают! Что же, жить вечно он будет, что ли?

— Не вечно. Только он не умрёт, а заснёт! Похоронят его, а ангелы перенесут его в пещеру. И там, в дремучем лесу, в каменной пещере будет спать богатырь, склонив голову на  каменный уступ.

Молодые пастухи:

— А зачем? И долго он так спать будет?

Старый пастух:

— Сколько нужно. А если наступят для Руси страшные времена – пробудится богатырь- батюшка Суворов, выйдет из пещеры своей и спасёт русский народ от всех напастей и невзгод! Так-то вот!!

— Вон и батюшка подходит! Пойдёмте, благословение у него попросим!

Уходят со сцены.

ДЕЙСТВИЕ ПОСЛЕДНЕЕ, 7

Идут дед и внук.

— Видишь, внучек, какое имя у тебя? Особенное! А ты говоришь, Индию воевать! К чему нам Индия! Наши князья Александры Русь Святую защищали!

— Спасибо тебе, дедушка! Я теперь имя своё любить буду!

—  Любить! Любить мало! Помни, что имя обязывает ко многому! Молись почаще своим покровителям! Они тебя на ум-разум наставят. Может, и ты не зря проживёшь и не сделаешь ни одного человека несчастным, никого не обидишь!

Дед, обращаясь к зрительному залу: — Чего и вам всем, люди добрые, желаю!

13 просмотров

Марина Попова

About Марина Попова

Основатель и главный редактор журнала "УРОКИ ВЕРЫ"

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.