Будни сельского священника

Надежда Сурьменко

Небольшой городок N. Таких много в России. А в округе от него – посёлки, сёла… Городок мал. А посёлки вкруг него и того меньше.

Отец Игнатий закончил семинарию, Духовную  академию. Все были уверены: останется в Москве батюшка.  Но отец Игнатий вернулся на родину – в городок, где родился, где умерла его мать, где прошло всё его детство и золотая юность.

«Будет, верно, батюшка служить в нашей церкви», — уверены были прихожане большого городского храма. Но, однако ж, не остался батюшка и в городке. Вернее, жить-то жил в городе – квартира от покойной матери досталась. А вот служить ездил в посёлок, в Богородичную  церковь  в честь Вратарницы.

«Отец Игнатий! Да стоило ли академию кончать, чтобы в такое село глухое забраться?» — спрашивали знакомые.  «Церковь Богородицы-Вратарницы оставить не могу! – отвечал священник. — Я ведь начинал там служить пономарём. В городской церкви тогда много пономарей было: священники своих сыновей пономарить брали, а я мечтал служить. И вот приютила меня Матерь  Божия в этой церквушке. Посёлочек малый совсем. Батюшки там особо не задерживались. Да и жить в селе не хотели. Обычно приезжали откуда-нибудь в крошечную саманную церковку послужить Литургию.  А кто в «тьмуторокань» сыновей повезёт? Вот и служили без пономаря. А тут я вызвался. Меня и взял тогда священник – отец Григорий. Потом батюшка  перестал ездить в посёлок. Стал другой приезжать. Я же – как ездил, так и ездил. И прикипела душа к маленькому храму. Так вот и не могу с ним расстаться. Потому и вернулся сюда служить, чтобы был у церкви Вратарницы свой батюшка».

Когда учился, думал: отстроит храм, будет стекаться туда весь посёлок, вознося молитвы к Творцу и Божьей Матери;  будет крепкий приход… Но, как водится, реальная жизнь много хуже наших  розовых мечтаний… 

Посёлок встретил батюшку глухим молчанием. Напрасны проповеди, напрасны труды: сельчане накрепко замкнулись в своём мирке, краеугольным камнем которого было собственное благополучие. Не бедняки, нет! Но в церковную кружку едва не по рублю положат.  Да и приходят на службу: на вечерней никого почти нет, а на Литургии человек пять зайдёт в храм. Постоят, свечку поставят да и разойдутся. К Чаше подходить, а  к причастию никого! Служить  же и вовсе некому. Пономарей нет. Певчих тоже нет. А тут ещё трудность: у батюшек обычно матушка – регент. А у отца Игнатия матушка – врач.  С утра до ночи трудилась в больнице, оставалась после рабочего дня и принимала всех безотказно.  А домой придёт – свои детишки толпой окружат: тому – задачку реши, тому хочется рассказать, как он мяч забил на футболе, а дочка хочет на пианино сыграть сонату – чтобы мама послушала… а младшенькая рисунок нарисовала и несёт маме показать… Нет, заставлять матушку учиться петь – это было бы просто жестоко!

Нашлись две прихожанки, которые согласились петь в церковном хоре. Пели не Бог весть как… Но зато с норовом. Каждая  старается на своём настоять. И сколько не пробовал отец Игнатий  найти регента – не получалось: зарплата маленькая, ездить далеко и не удобно – даже автобусы не ходят, трать деньги на «такси»… А если кто и согласится трудиться в храме, так певчие тут же и покажут новенькой «кто в храме хозяин». Регент тон даёт, а они нарочно по-своему поют. Так помучается регент одну-две службы да и уезжает восвояси.

Наступила Троица. У отца Игнатия отлегло от сердца: пение более-менее наладилось, службы идут одна за другой… Всенощная в пятницу… суббота, воскресенье…

— Дорогие мои! Поздравляю вас с праздником! Вот и дожили мы до Святой Пятидесятницы! Завтра отслужим службу Святому Духу…

Проповедь оборвал бесцеремонный вопрос:

— И завтра служить?!

— Конечно, братья и сестры!

И тут полилось из прихожан – как из опрокинутого помойного ведра: нужно деньги зарабатывать!  Кто  оставит в понедельник свои дела, для того, чтобы идти в храм? Всё служить да служить… А работать когда? Дети есть хотят, огороды ждут, клубника пропадёт… Надо тебе, батюшка,  — служи сам!

Матушка Ольга молча, в оцепенении слушала перепалку… Точнее, перепалка была односторонней: батюшка всё пытался ласково вразумить строптивцев, а сельчане наседали… И тщетны были слова о том, что нужно прежде Богу отдать Богово, а там и в хозяйстве всё управится, что Бог восполнит им потерю рабочего дня-понедельника…

Наконец маленький храм опустел. После коленопреклоненной вечерни все разошлись с букетиками чабреца. На коленях постояли, траву освятили. Можно чаю попить. И что ещё нужно от них батюшке?

Домой ехали в молчании. Литургию  нужно служить во что бы то ни стало! Но… как?! Если он – один?! Один-то в поле не воин: даже церкви не составит.  Литургия – моление соборное. В одиночку Литургию не служат.

Матушка Ольга молчала тоже. Смотрела на скорбящего мужа… В её сердце уже созрело решение. Дома она подошла к супругу и тихо сказала:

— Что ж, едем служить завтра?

— С кем?! Один?

—  Почему один? У тебя есть я и дети! Разве мы не составим церковь?

— Детям в школу . А тебя ждут к 8  утра в больнице больные люди. Как же ты их бросишь?  Они же страждут…

— У детей уже конец учебного года. Ничего, если пропустят один день! А я… А кто нам помешает отслужить Литургию рано утром? В 4 утра или в 5?

— Ты и так устала. Едва на ногах держишься! Отслужишь в четыре утра. А потом с 8 утра и до 8 вечера –  среди больных трудиться?

— Мне Бог силы даст!

— Ну, хорошо. А кто петь будет? Ты же никогда не пела! Просто стояла на Литургии да молилась.

— Я буду петь. Я попробую. И дети.

— Но ты же не умеешь!

— Но ведь Пятидесятница! Святый Дух поможет!

…Рано утром, с первыми лучами солнца отъехала от подъезда священника машина. В ней – отец Игнатий, матушка, дети — уже церковь! Пусть малая, но церковь!

И как пели! Матушка с детишками пропели всю Литургию. Не без помощи священника, мужа и отца, но как сладко было пение, идущее из самого сердца… горячего сердца, пламенеющего любовью к Творцу! 

Вот и Причастие. Матушка и детишки по очереди подходили к Чаше, трепетно принимая Святые Дары. Служба Святому Духу отслужена!

Моя семья – моя крепость, семья – малая церковь. Никогда до этого дня отец Игнатий не понимал так глубоко смысл этих слов, как понял их в день Святаго Духа-Пятидесятницы!

После Литургии  машина мчалась к больнице: там страждут люди. Им нужно помочь, облегчить муки. По милости Духа Святаго и тут всё управится! Матушка Ольга была в этом уверена!

А детишки под руководством отца взялись за приготовление праздничного ужина – так хотелось по-праздничному встретить маму!

С тех пор отец Игнатий и матушка Ольга считают день Святаго Духа особым днём в их супружеской жизни.  Это день, когда они очень глубоко прочувствовали и поняли:  они, по милости Божьей,  — счастливые люди!

7 просмотров

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.