Комфорт и будущее мира

Будущее мира можно предсказать, понимая суть идей, внушаемых людям. Основа современной цивилизации – это комфорт. Желание тотального комфорта воспринимается современным человеком, как абсолютное благо. И в этом стремлении к комфорту люди не удаляются от собственной телесности. Телесность становится диктатором, определяя выбор поведенческой стратегии. Она принимает самые абсурдные формы: от «умных» холодильников, напоминающих вам о приеме пищи и жужжащих под ногами роботах-пылесосах, по щучьему велению и вашему хотению незаметно и бесшумно борющихся с пылью, до волшебных и абсолютно протектирующих ваши пяточки стелек в супер удобных ботинках. Лишенные комфорта воспринимаются неудачниками, общество все больше и больше атомизируется.

Таким обществом легко управлять — достаточно в подробностях рассказать о каком-нибудь извержении супер кальдеры с катастрофическими последствиями для всей планеты. Примитивное описание реальности, где самодовольный владелец дорогого автомобиля в этих самых стельках преодолевает самые недоступные уголки земли, попивая Хеннеси под восторженные взгляды худосочной девицы в одеждах Hot Couture, диктует человеку образец тотального счастья, лишенного какой-либо боли. Дома пару ждут чудесные, никогда не болеющие и вечно улыбающиеся американской улыбкой детки с розовыми щечками в окружении милых собачек и кошечек, непрерывно играющих друг с другом и поглощающих питательный корм. Оглушающее описание счастья этой типичной семьи глянцевого мира вводит большинство в гипнотический транс. Капкан потребительской цивилизации сжимает свои нечеловеческие объятия и жертва уже не понимает, почему иногда в ее жизнь внезапно врывается боль. Боль может возрождать в душе веру, но общество комфорта панически боится любого напоминания о боли, убегая и от подлинной веры, и от подлинных самих себя, и от инаковости глянцевым картинкам потребительского счастья, диктующим алгоритмы «жизни». Диктат описания, от которого сложно убежать даже детям, которые начинают оценивать друг друг уже с детского сада, и отнюдь не по личным качествам, а по стоимости телефона и одежке.

Комфорт пробуждает в человеке страстное нетерпение сердца, и малейшее неудобство превращается в мучительную пытку, с которой современный житель мегаполисов неспособен справится. Самое удивительное, что тотальный комфорт приводит человечество к депрессии. Но и здесь услужливые психологи предлагают большинству волшебную таблетку – заглушку в форме все того же банального потребительского счастья или новейший антидепрессант, объясняя естественную тоску лишенного подлинной жизни человека внутренними комплексами и тяжелыми «якорями» когда-то пережитой травмы, от которой можно избавиться, получив своевременный «insight» в самого себя со стороны.

Блестящее описание реальности все дальше удаляет человечество от подлинного бытия, желание жертвовать собственным обещанным комфортом становится чуждым, а рекламная картинка и ее притягательное описание лишают чувств, свободных от мира вещей. В такой ситуации какой-нибудь северокорейский диктатор вызывает у мировой рафинированной общественности животный страх. При этом никто не задает себе вопроса, а что заставляет этого маленького сына основателя идеологии «чучхе» упрямо запускать постоянно падающие ракеты в сторону потенциального противника при абсолютном отсутствии даже намека на военный паритет? Безумие? Или эта разрушительная война уже давно запланирована и послужит дестабилизации всего азиатско-тихоокеанского региона?

Большая война всех со всеми набирает ту инерционную силу, которая необходима для изменения мира. Именно новый формат экономических отношений подталкивает эти изменения в условиях, когда номинальная стоимость акций создает производные финансовые инструменты и добавочную стоимость, которая приносит прибыль тысячам трейдерам. При этом в производстве этой прибыли человек не принимает никакого участия, и это выводит и человека-потребителя за территорию нового мира. Или, как предлагает Бил Гейтс, обложить налогом роботов, или развязать новую войну, или все-таки есть третий путь, связанный с человеческим в человеке и поиском справедливого мира и Бога. Ведь комфорт для человечества – это не просто условия существования меньшинства, это концепция развития при сохранении неравенства. Антиномия – противопоставление двух понятий, одинаково обоснованных для каждой стороны противостояния. Бедность и нищета в одной стороны и оглушающая роскошь с другой. Генералы песчаных карьеров против жрецов золотого тельца. Так было всегда. Так происходит слом старого мира и становление нового. Почти как у Гегеля, который говорил о том, что любая идея содержит в себе свое опровержение, которое необходимо преодолеть, чтобы утвердиться на новом уровне.

А в это время Илон Маск высказывает опасения о будущем человечества и повсеместном внедрении роботов, выражая сомнения в том, что люди смогут сосуществовать в симбиозе с продвинутым искусственным интеллектом. Новая антиномия породит новых героев, но не добавит и толику счастья стареющему человечеству. Помните, как у Гумилева:

Понял теперь я: наша свобода

Только оттуда бьющий свет,

Люди и тени стоят у входа

В зоологический сад планет.

И сразу ветер знакомый и сладкий

И за мостом летит на меня,

Всадника длань в железной перчатке

И два копыта его коня.

Три клетки человечества: время, социум и комфорт породили новый плен и новую клетку – технологии. Вы не заметили, что уже попались на этот крючок? Еще Аристотель называл человека “социальным животным”, но он не предполагал, что социум может быть заменен экраном планшета и умными роботами. А ведь Пушкин своим пророчестким взором давно предугадал это общение человека с машиной в сказке “О мертвой царевне и о семи богатырях”:

Свет мой, зеркальце! Скажи,

Да всю правду доложи:

Я ль на свете всех милее,

Всех румяней и белее?»

И ей зеркальце в ответ:

«Ты, конечно, спору нет;

Ты, царица, всех милее,

Всех румяней и белее».

И царица хохотать,

И плечами пожимать,

И подмигивать глазами,

И прищелкивать перстами,

И вертеться подбочась,

Гордо в зеркальце глядясь.

Вам не напоминает этот отрывок современного обитателя мегаполисов, делающего «selfy» и выкладывающего его в социальные сети для того, чтобы зеркальце подтвердило, что он точно «всех милее…». Архетипический образ? Комфорт, как заглушка от боли, времени, несовершенства нашего мира? А что дальше? Придет ли время подлинной веры и любви?

31 просмотров

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.