ЛЁГОК ЛИ ТРУД ПРОЩЕНИЯ?

Иван Седых

Что тяжелее всего для нас, простых верующих людей? Простить человека. Почему? Потому что мы сами не знаем, что есть прощение, как по-настоящему простить и что посоветовать ближним, которые очень обижены. А когда не знаешь, что и как делать – всегда тяжко.


Обычно обиженных поучают старожилы церкви так: а ты прости и всё забудь. А если не забыла и помнишь – то ты не простила! В некоторых ситуациях совершенно невозможно воспользоваться данным советом. Допустим, папа развернулся и ушёл из семьи. Дети выросли без отца. Как им сказать: забудьте, что жили без папы и познали все тяготы безотцовщины? Мол, скажите себе: да, я всё забыл, не было этого, не было страданий в детстве!

Так что же значит в таком случае простить? Об этом прекрасно сказал митрополит Антоний Сурожский в своих беседах на данную тему. Простить – это не припомнить зла, не затаить в сердце обиженную злобу, но и не забыть боль. Она была и никуда от этого не деться. Прошлое было на самом деле. И это — истина. Простить – не значит забыть и соврать, что этого не было. Бог не терпит лжи. И всё же, помня о своей боли, можете ли вы сказать на Страшном Суде: не суди моего папу, Отче! Прости его ради вечности!
Если вы способны сказать такие слова – вы простили. Боль постепенно, с помощью Божьей выветрится, из сердца. Попросите об этом Господа – чтобы боль унялась. И Господь дарует через какое-то время спокойствие. Но простить – это ни в коей мере не сделать вид, будто ничего плохого не было.

Вспомним, как поступил Господь с согрешившими прародителями? Вначале Господь решает достучаться до их сердец, разговаривает с ними. Но сердца Адама и Евы глухи к гласу Божьему. Что же Господь, сказал: « Ладно, прощаю, будем считать, что ничего не было!» -? Вовсе не так поступил Любящий Отец. Прародители были изгнаны из Рая. Значит ли это, что Господь забыл о Своих детях? Вовсе нет. Из поколения в поколение Он отслеживал движение человеческих душ. Ничего утешающего Господь не видел, но всё равно посылал к людям Своих пророков. Не раз Господь Сам являлся на землю. Например, явление Троицы Аврааму… Иаков, Моисей… В конце концов, видя, что земная жизнь ужасна, и что люди её просто не понесут без Бога, Господь, как говорит Антоний Сурожский в проповедях, Сам плотию приходит на землю и живёт, как Богочеловек, среди людей. Он пытается достучаться до каждого сердца, но при неудаче – не испытывает чувства злости и мести. Просто уходит. Пришедших после греха, Господь испытывает: так ли верно и искренне раскаяние? (Рас-каяться — то есть отойти от идеологии Каина.) Именно сребролюбцу Иуде Господь поручает заведовать деньгами апостолов. Апостола Петра Он испрошает трижды: любишь ли Меня? Наказав Савла за грех, Господь вновь даёт Савлу-Павлу зрение. Но до конца жизни апостол Павел страдал заболеванием глаз. Прощая, Господь не давал человеку забыть грех. Это нужно для того, чтобы человек не расслабился и вновь не впал в прежнее искушение. Безнаказанность укрепляет порок. Так же, как и злопамятность. Есть время собирать камни, есть время разбрасывать их.

Так же и мы не имеем права сказать человеку: не было твоего греха! Грех был. И, как всякий грех, имеет свои последствия. Не бывает греха, который бы не оставил тягостного следа, как на самом человеке, так и на близких людях. И тот, кто просит прощения, должен быть готовым исправлять этот след, сколь возможно и сколь нужно по времени.

Как же евангельский отец, который принял блудного сына? Разве это не урок нам: нужно прощать всё безоговорочно и ничего не держать плохого в памяти? Но вспомним, как явился сын! Сын не сказал: «Папа, давай всё забудем. Я теперь буду жить у тебя, как и прежде, а ты мне ничего не припоминай!» Нет, сын много пострадал. Стыдясь вернуться к отцу, жил в голоде. Сын богатого человека, белоручка, трудился тяжким физическим трудом многие месяцы, может годы… И в конце концов решил прийти в отчий дом, не как сын, а как работник, оценивая своё недостоинство. Именно такого сына, с до зела сокрушенной душой, отец и принял, как родного, и устроил дома праздник: сын был мёртв и теперь ожил!

Тот, кто пришёл каяться и просить прощение, должен прийти с таким же сокрушенным сердцем, но не с наглым требованием: давай всё забудем, будто не было того, что я натворил, и будем жить, как прежде. Нет, человек обязан понести труд покаяния! Да и дважды в одну воду не входят.

Человек, пострадавший от грешника, тоже должен быть готов к подвигу – к главным словам перед Господом: Господи! Прости его, как я прощаю, не лишай его вечности; пусть этот человек не принёс мне в жизни радости, я готов понести, как Крест, боль, которую он мне причинил. Да чему-то и он меня научил. Если бы не он, я не познал бы то-то и то-то… Ты не помяни ему тех грехов, которыми он уязвил меня. Ведь Вечность — это много больше, неизмеримо больше наших земных обид и нестроений. Она много ценнее земной жизни. Потому, если Господь простит Сам и сочтёт нужным, пусть даст Вечность нашему обидчику. Мы же поперёк дороги человеку не станем. Вот что значит простить — учит митрополит Антоний Сурожский.

Перед лицом вечности нам нужно суметь простить любого человека за любой грех. Хотя бы ради себя самого. Потому что со злобою и местью в сердце мы сами окажемся недостойны вечности, мы сами не сможем войти в Царствие Небесное. Потому мы прощаем даже не для него, а для себя! А Суд отдаём только Господу, не ставя себя на место судьи.

Есть такое апокрифическое предание… Кто знает, истина это или выдумки людей? Но в сей притче большой смысл, о котором нам следует помнить. Итак… Не будем уверенны, что притча рассказывает истинные события, но поймём главную мысль… Один апостол (не будем называть его имя ввиду того, что предание всё же является апокрифом) очень переживал за то, что мама его в аду. И усердно просил Бога вызволить маму, перенести её в рай. Господь ради апостола решил простить маме её грехи. И послал ангела, чтобы тот вынес женщину из ада. Но когда ангел понёс её вверх, за её ноги стали цепляться другие грешники. И женщина их… стала сбрасывать назад вниз, в ад. Ангелу пришлось оставить грешную душу в аду. Господь сказал апостолу: Я сделал всё, что мог. Но такую душу взять в рай не могу. Если мы хотим в рай, то не должны других сталкивать в ад и требовать от Бога непременно наказать человека за наши страдания.
Человек может действительно раскаяться о соделанном, но без помощи долго не устоит. Если ему сказать: уходи, я не прощаю тебя и не буду тебе помогать, — человек окончательно ввергнет себя во власть зла. А Господь сказал, что трость надломленную не доламывают! Мы будем отвечать за падение сего человека. Ведь Господь пришёл ради нас, грешных, на землю. А мы, стоящему рядом, не хотим руки протянуть! Однако в любом случае, мы должны видеть плоды покаяния.

Таким образом, вопрос прощения – очень сложен. Это не лицемерие и не лёгкий выход: давай всё забудем! Покаяние и прощение требует подвига обоюдного… Согрешивший имеет сердце сокрушенным и смиренным, а пострадавший человек готов понести боль, перечёркнутые годы жизни, как крест, через всю свою оставшуюся жизнь. Как Господь нёс заблудшую овцу, так и нам надо бережно относиться и помогать воскресшему от греха. Но заблудшая овца не должна при этом брыкаться, бить своего спасителя и требовать дать ей полную волю: ты меня прости и бегай за мною, а я вновь побегу, куда захочу.

Поскольку подвиг и человека согрешившего, и человека пострадавшего, не прост, лучше всего просить помощи у Бога. Святые старцы советовали целовать за обидчика крестик или потянуть чётку – хоть немного: хоть раз десять произнести за обидчика Иисусову молитву. Обычно через некоторое время промыслом Божьим всё устраивается, и люди могут общаться без тягости. Вновь вспомним слова митрополита Антония Сурожского: мир и отношения людей так злы и страшны, что люди бы не выдержали больше земной жизни, если бы Господь не пришёл к ним.

Нам следует понимать, что мир, отказавшийся от Бога, зол. И понести его не просто. Зло заразно. Согрешил один, но причинив боль, заразил злом ещё нескольких человек. И так эта чума зла движется бесконечно, увеличиваясь в геометрической прогрессии. Без Бога зла не одолеть. Потому, если у вас болит душа и тяжко простить ближнего, остаётся только один выход: просить Бога принести мир в вашу жизнь и в ваше сердце. Сам же человек должен понимать, что если и он заразится злом, то ни ему самому, ни ближним, ни миру лучше не будет. Потому нужно смириться (сМИРиться – от слова МИР, то есть обрести мир в сердце) и претерпеть крест, чтобы зло не умножалось и не приносило всё новые и новые беды. На мне зло должно погаснуть и закончиться, а не разгореться ещё более буйно, — формула, которую надо постоянно держать любому православному в голове.

Совет «карамельно христианский»: а ты всё забудь и прости, сделаем вид, будто ничего не было — не имеет в себе истины. Да и выполнить его невозможно, оставаясь искренним перед Богом, перед собой, перед людьми и обидчиком. То, что было – живёт в нас и ранит наше сердце ещё долго. Потому каждому христианину, понимая, что грех и последующее прощение не так легки, как кажутся, надлежит изо всех сил стараться приносить большей частью радость, а не скорбь нашим близким. Потому и берегли в старину свою честь люди паче жизни: береги платье снову, а честь смолоду. Честь и совесть не дают нам поступать скверно против своих ближних, против людей. Если мы хотим сделать жизнь на земле лучше, то надобно нам и детей наших учить не «с волками жить – по-волчьи выть», а «береги честь с молоду».

4 просмотров

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.