О монашестве.

Часть 1

Личность в христианстве

Начнём издалека… Если вы будете читать литературу о монашестве или жития святых монахов, вы столкнётесь с необычной терминологией. Допустим: анахореты, киновиты, идиоритмики… Хотя бы в общих чертах, православному человеку полагается понимать, о ком идёт речь.
Монашество зародилось в Египте уже в 1-2 веках, а в 4 веке – расцвет анахоретства. Анахореты – это монахи-отшельники. Живут они в пустынях, в горах… во всяких труднодоступных местах. Отцом анахоретов единодушно считают Антония Великого. После 26 лет пустынножительства, Антоний стал допускать к себе учеников. А в пору гонений на христиан Антоний Великий открыто появился на улицах Александрии, укрепляя своими словами дух христиан. Прожил Антоний Великий 105 лет. Перед смертью он ушёл в уединённое место и там предал дух Богу. Удивительно, на первый взгляд, что пустынники-отшельники жили долго. Но удивительного здесь на самом деле ничего нет: Дух Святый пользует, животворит, укрепляет силы, отодвигает смерть, дарует силы и здоровье, сохраняет трезвый рассудок даже в преклонных годах.
Не так прост подвиг анахоретов. Анахореты чаще других подвергаются нападкам сильнейшего беса – беса уныния. Уныние или акадия часто случается у монахов.
Почему мы в мирской жизни практически никогда не видим бесов, а вот монахи-отшельники постоянно подвергаются их нападениям в неприкрытом виде? Дело в том, что в миру бесов не меньше. И не меньше они на нас нападают. Но бесы находят себе в миру делателей: тех, кто будет всё делать за них. То они устраивают скандалы меж людей, то кто-то вас ненавидит и вы сталкиваетесь на каждом шагу с кознями противника… То бесы действуют через вещи: вещи или кажутся вожделенными, и человек готов на любые преступления, чтобы их приобрести… Или нужные для жизни вещи постоянно ломаются, выходят из строя. Вы тратите деньги на приобретение либо ремонт необходимого, нервничаете, злитесь… А бесы – радуются.
Но вот у монахов –анахоретов нет никаких вещей, кроме рубища. Они практически ничего не едят и потому их мысли не разбередить, как у мирских, вином, водкой или икрой, мясом, тортами…Даже мягкий диван, тёплый плед или ванная не смутят их душевный покой. Кроме того анахореты – всегда одни. Людей рядом нет. Поэтому бесам невозможно подстроить ссору, пустить клевету и т.д. Что остаётся бесам? Они выходят в открытую на анахоретов. Бес, монах и пустыня – вот и все присутствующие! Это схватка, по терминологии монахов, с голым бесом, т.е. бесом, ничем и никем не прикрытым – ни другими вещами, ни людьми. Бесы монахам являются в своём прямом облике. У них нет ширмы, действующих лиц и приходится самим вступать в единоборство с человеком. Вспомним, что и ко Христу пришёл сатана в пустыне.
Монахи знают: каким бы ни был злым человек, его злость никогда не сравнится со злостью бесов. И поскольку монахи вступают в открытую схватку с «голым бесом», они точно знают, кто источник зла и козней. Для нас же, мирских, зло лишено лица. Итак, повторим: если у монахов чёткое понимание, что зло – персонифицировано, то мы представляем зло эдакой безликой силой. Однако же, православие говорит, что зла вообще нет. Как это всё соотнести? Дело в том, что зло не было создано. Зло есть искажённые, неправильно используемые свобода и разум. Поскольку изначально всё было ладным и прекрасным, то следует вывод: зло – явление временное. Зло не вечно. Даже бесы злы не по природе, а по всё тому же дурному использованию свободы. Раз зло имело начало — сколь верёвочке не виться, всё равно придёт конец. Зло ограничено во времени. Бесы тоже имеют конец. Поэтому все монахи знают, что всеобщее торжество добра неизбежно. Добро было изначально, ибо Бог есть Любовь. Потому семена добра неистребимы. Оно всегда было, есть и будет. Добра на планете больше, как бы ни своевольничало зло.
Зло отвратительно тем, что главная его задача – отнять силы у творения. Оно лишает человека разума. Зло направлено на то, чтобы человек перестал ощущать себя личностью. Злу нужно человека раздавить, унизить, заставить тратить творческие силы впустую. Когда-то Бог поставил человека венцом Творения, и с тех пор сатана мстит: его месть – лишить человека достоинства, втоптать его в грязь. А ведь человек держится на «плаву» пока осознаёт себя личностью. Вспомним концлагеря. На что были направлены все действия бесовских марионеток – фашистов? Да именно на то, чтобы унизить людей, растоптать их достоинство, сделать вещью. И из людей и впрямь делали вещи: вспомним абажуры или сумочки из человеческой кожи, мыло для эсесовских красавиц из человечьего жира и т.д. Бесы старались извести венец Божьего Творения на уровень используемой вещи.
Монах знает, откуда идёт зло. Мирской человек не знает. Не понимая, откуда нападки, человек начинает ненавидеть людей… всё и вся. И в своей злости постепенно обезличивается. Бесы делают так, что достоинство теряют оба: и тот, кто нападает, и тот, на кого нападают. Это тем более у них легко получается, ежели образ оторван от Первообраза. Если верующий в Бога человек всё же, порою, останавливается и задаёт себе вопрос: а похож ли я сейчас на Божье создание или нет? – то неверующие люди вообще Первообраза не знают. Им не на кого и обернуться.
Итак, источник зла мы не видим. Зло для нас предстаёт в безликом виде. Но долго так человек жить не может. Он понимает, что есть у зла какая-то тайная персонализация. Не зная истинного виновника зла, люди начинают придумывать новую персонализацию злу сообразно со своим образованием, воспитанием, профессией: эмоции, нервы, астрология, судьба, наследственность, гены, энергетика организма, политика, деньги, экономика, школа, среда, быт… Или просто «негодяй», с которым его свела судьба… или скверная жена, муж, с которой, с которым надо развестись. И не понимают, почему у них в следующем браке так же нет счастья! Причина зла – не человек, а бес. И с заменой человека, бес не оставит вас лично.
Одинокий человек в пустыне очень резко осознаёт себя личностью. Мы лишены этого острого ощущения: я – личность! Личность у нас забивается с пелёнок: вначале опека, а потом жёсткий авторитет родителей, далее авторитет учителей, потом власть директора завода, командира в армии… Человеку внушают, что он – существо общественное. А ведь человек – это не просто общественная безликость, но личность в обществе, т.е. личность среди других личностей. И все эти личности ходят под Богом.
Пустыня же очень ярко даёт человеку ощутить себя тем, кем он сотворён.
Если в человеке много «пустот» — нет веры, нет достоинства и воспитания, образования, мастерства в каком-то деле и т.п., то все эти пустоты займёт диавол. Потому анахореты предупреждают: не давайте в себе или в своей семье место дьяволу! Не бояться и не уступать бесу до смерти! Почему не надо бояться бесов? А кто он, бес? – беглый раб! У монахов к бесам – холодное презрение.
Часто рассказывают такую историю: один монах-анахорет молился в пустыне. Вокруг него собралась целая толпа бесов. Но он никак не обращал на них внимания. Тогда они стали им играть, как мячиком, подбрасывая вверх. Но и тогда монах не прервал своей молитвы к Богу! Бесы поставили его на землю, в конце концов, и убежали.
Вообще, строго говоря, между монахами и семейными людьми есть лишь одно отличие: их положение в обществе. Семейного окружают люди. Анахорет всегда один. Монах в переводе и есть ОДИН. «Моно» — единица, единственный. Но нет отдельной духовности для мирян и для монахов! Святый Дух – один. И Тело Христово одно. Раз монахи и миряне крещены и причащаются – между ними нет особой разницы. И у монаха, и у мирянина цель одна – созидание внутреннего человека. Важнейшее условие в достижении этой цели – осознание себя, как сотворённой Богом личности, имеющей свободу, разум, доброту души.
Среди многих монахов- отшельников особняком стоят столпники. Их всего-то не более двух десятков наберётся.

Святой Алипий Столпник

Столпники совершают своё служение во имя искупления человеческих грехов. Они молятся не о себе, а о мире. Они выбирают возвышенное место, чтобы ноги их не касались земли – таким образом они находятся в пространстве воздуха между небом и землёю. Столпники уверены, что это очень важно — подняться над землёю, когда молишься, и находиться в воздухе. Возможно, нам этого не понять, но столпники знают, что делают. На границе между небом и землёй они молятся за род человеческий. Столпники, несмотря на то, что они часто подвергались осмеянию неверующих людей, поскольку сильно привлекали к себе внимание, меж тем всегда имели очень сильную молитву и твёрдо защищали пространство. Вспомним: святой Серафим Вырицкий, столпник, повторивший подвиг другого столпника с таким же именем – Серафима Саровского: ни один снаряд не упал на Вырицу. В Вырице не было разрушений во время войны! В конце концов столпников начинали уважать все. Те, кому столпники особо помогли молитвою, часто строили для святых более высокие столпы. Вообще столпники использовали для возвышения камни, скалы, строили столбы, на которые вела внешняя лестница. Иногда сии столбы имели крышу. А иной раз и нет. И столпник молился под открытым небом в любую погоду – в снег, дождь, ветер… Святой Даниил обледенел на столбе. Но остался жив. Потом благодетель построил ему в дар новый столп с крышей и упросил монаха молиться там. Даниил смиренно уступил дарителю, чтобы не обидеть его.
Вокруг столпников обычно организовывались скиты и монастыри. В них мы имеем дело с совершенно новым, общежительным устоем жизни. Монахи, жившие в больших монастырях, именовались киновитами.
Монастырей по свету много…. В монастырях человеческая личность в какой-то мере ущемлялась общежитием. Среди монастырских монахов-киновитов мало таких ярких личностей, как среди монахов-анахоретов — отшельников, одиночек. Киновиты повязаны общежительным уставом. Придя в некоторое противоречие: ценность личности и необходимость общежития, — монахи одного монастыря на Афоне разрешили этот вопрос по-своему. Это идиоритмики. Кто они такие? Монахи Хиландарского (Хилендарского) монастыря на Афоне решили жить общежительно, но не общаясь друг с другом. Каждый отдельно. О них говорили в шутку: каждый имеет свой боб в своём горшке. Каждый монах брал себе землю. Превращал её в поле или маленький садик. Друг с другом не знались. Но свой монастырь любили и ценили то, что они – монахи одного монастыря.
Скитники – это небольшая группа монахов, которые уходили подальше от большого монастыря и жили в глуши небольшим общежитием. Скитничество так же пошло из Египта. Это нечто среднее между анахоретами и киновитами. Вокруг анахорета начинали собираться ученики. Они встречались лишь в храме, «как бы являясь друг другу с неба». Жили они на небольшом расстоянии друг от друга. Скит – поселение монахов-одиночек, которые, однако же, живут объединённо. Они не настолько ушли в отшельничество, чтобы ни с кем не общаться. Скитники имели своё хозяйство, жили трудом своих рук, имели некоторое имущество и не зависели от больших монастырей. В последствии однако скиты стали обустраиваться при монастырях. Скиты стали полностью зависимы от них.
В переводе с греческого «скитос» — шкура. Скитники себе шили одежду из шкур животных. Из них же и обустраивали жилища типа шалаша, покрытого шкурой. Скитники жили в очень суровых условиях. Вблизи от них не было ни поселений, ни монастырей. Но скитники радушно принимали всех, кто к ним приходил. Полные отшельники к себе обычно людей не допускали. Но рано или поздно многим из них Бог велел выходить на помощь страждущим людям.
Итак, мы познакомились с основными типами монашеского жития.
Но не главное знать отличия скитника от киновита или анахорета. Главное понимать: личность человеческая – бесценный дар Бога человеку. Человек очень высок по своей начальной природе. Человек — воистину венец Божьего Творения. И нам свою земную жизнь стоит потратить на то, чтобы выпестовать внутри себя Личность, всячески беречь в себе высокое чувство личности, уберечь себя от попрания бесовского и вернуть себе достойное звание Человека – Божьего дитя.

 

Часть 2

Ключ разумения

Есть книги, на которых воспитывались монахи из поколения в поколение. Одни святые рекомендуют их читать и мирянам. Другие святые говорят, что мирянам эти книги не нужны. У монахов своя жизнь, у мирян своя. Однако же стоит хотя бы знать о существовании монашеских учебников, из коих и мы можем почерпнуть полезное.
Ещё раз повторим, как развивалось монашество. Первые – отшельники-анахореты. Затем – скитники, они обычно селились вокруг отшельников- одиночек, если анахореты это позволяли. Потом появились большие монастыри с монахами-киновитами. И потом, уже среди киновитов, появились идиоритмики. Кроме того, если основоположником монашества мужского считают Антония Великого, то начальницей женского монашества почитают Синклитикию Александрийскую, оставившую большое письменное наследие.
Одна из основных монашеских книг – Эвергетинос или Эвергетин. Это поучительные истории из жизни монахов, мудрые мысли, знания, кои были открыты святым. Что мы можем взять для себя полезного из этих книг? Допустим, человек совершил большой грех. На человека в таком случае часто нападает бес уныния. Человеку его грех видится непростительно великим, человек всю жизнь несёт покаяние, плачет… Любую невзгоду он расценивает, как наказание Божье за грех. И плачет к Небесам: «Боже, что же Ты так долго казнишь меня за один лишь грех?». Бедному человеку невдомёк, что казнит его не Бог, а бес. И преследует его бес уже даже не за старый грех, который когда-то совершился, а за ставший постоянным грех уныния. Человек лишается всякого покоя в жизни. Меж тем, вот что говорит нам святая книга Эвергетинос.

ЭВЕРГЕТИНОС.
«Брат спросил авву Пимена:
– Я сделал великий грех и хочу три года приносить покаяние.
– Это много, – ответил старец.
– Может, сорок дней? – спросили те, кто были рядом.
– И это много, – вновь ответил старец. – Поверьте мне, что, если человек покается от всего сердца и больше не вернется ко греху, Бог простит его и в три дня».
Или другой пример:
«Одному брату, который впал в грех, явился сатана и говорит:
– Ты не христианин.
– Кто бы я ни был, – отвечает брат, – а ты еще хуже.
– Верно, быть тебе в аду, – снова говорит сатана.
– Ты мне не судья, – отвечал брат, – и не Бог мне. И сатана, так ничего и не добившись, удалился. А брат принес искреннее покаяние Богу и стал искушенным подвижником».

Вот о чём нам нужно помнить! Кто бы мы ни были – они ещё хуже! И потому – не им нас судить! Значит, не должно быть места унынию. К Антонию Великому пришёл монах, который пал. И спрашивает: что ему делать теперь?
— Пал – так вставай!
— А если снова упаду?
— Снова встанешь! И так до тех пор, пока не придёт твой час. И застанет тебя смерть либо падшим, либо восставшим. А в чём застанет смерть – в том и Бог будет судить.
«Грех к смерти (1 Ин.5.16-17) – тот, что остался нераскаянным. Потому нет никого добрее и милосерднее Бога, но тому, кто не покаялся, даже Он не может простить».
Потому необходимо как можно быстрее расставаться с грехом, вставать и идти дальше, уповая на Божью милость. Если Бог будет видеть наше искреннее сердце, он не даст нам умереть во грехе.
Вот другое повествование… Один брат часто грешил. И после греха приходил и молился Богу. Однажды после такой молитвы к нему явился сатана с насмешкой: дескать, как же ты дерзаешь после греха молиться? Да ещё и после какого?! После регулярно повторяемого! За случайный и единичный грех наказание меньше, нежели за грех, ставший привычкой. И на что, мол, ты, несчастный, надеешься?! И тут от жертвенника раздался Глас Божий:
«Ведь и ты, когда он обращается ко греху, не гонишь его, а с радостью принимаешь, не отталкиваешь и не чинишь препятствии в надежде заполучить его. Как же Я, столь милостивый и щедрый, повелев Моему первоверховному апостолу Петру до седмижды семидесяти раз прощать тому, кто согрешает каждый день, не помилую этого брата? Нет, но раз уж он прибегает ко Мне, Я не буду отвращаться от него, пока не обрету его. Потому что Я распялся за грешных и ради них простер нескверные Мои длани, да обретет убежище и спасение тот, кто хочет спастись. И Я ни от кого не отвращаюсь и никого не изгоняю: даже если каждый день он будет падать тысячу раз и тысячу раз приходить ко Мне – он не уйдет непрощенным. Ибо Я пришел призвать не праведных, но грешных к покаянию.
– Слушай теперь, лжец, говорящий, что Я несправедлив. Я всегда справедлив, ибо в чем застану кого, в том и сужу. А этого брата Я застал в покаянии и обратившимся: он лежит у Моих ног и одержал победу над тобой. Поэтому Я приму его и спасу его душу, ибо он не отчаялся в своем спасении. А ты смотри на его славу и скрежещи зубами от зависти и от стыда».
Или вот иной пример:
«Однажды ночью впав, по обыкновению, в грех, он (монах) тотчас же встал и начал правило. Но бес, поразившись его упованию и Дерзновению к Богу, явился ему воочию и говорит:
– Бедняга, да как тебе не стыдно предстоять перед Богом или вообще призывать Его Имя! А у тебя еще и псалмы петь хватает наглости!
Отвечает ему брат:
– Эта келья – что кузница: раз ударишь молотом – раз отскочит. Здесь я останусь бороться с тобой до самой смерти, и здесь меня настигнет последний день. Так что обещаю тебе с клятвой и, уповая на безграничную доброту Божию, говорю: «клянусь Тем, Кто пришел призвать к покаянию и спасти грешников, что не прекращу ходатайствовать против тебя к Богу, пока ты не прекратишь бороться со мной». И посмотрим, кто победит: ты или Бог!
Услышав такое, бес говорит ему:
– И правда, лучше не буду с тобой бороться, а то с твоим терпением ты еще и венец получишь из-за меня».
Как видим, никогда не нужно отчаиваться. Господь пришёл призвать к покаянию не праведников, но грешников. Цель Господа – всех ко спасению. Лишь бы наша цель совпадала с Божьей! А вот иное мудрое поучение:
«Отказываясь от страданий и бесчестия, не думай явить покаяние в других добродетелях, потому что для тщеславия и бесчувствия свойственно даже благие помыслы обращать ко греху. Если, впав в какой-нибудь грех, не будешь скорбеть так, как этого заслуживает твой проступок, то вскоре попадешь в те же сети.
Где потерял ты благо, там и ищи его. Золото должен ты Богу? Не примет Он от тебя жемчуг! Скажем иначе: ты потерял Целомудрие? Не примет милосердия от тебя Бог, коль скоро ты остаешься в блуде. Потому что Он хочет от тебя святости тела, если ты по действию врага преступил заповедь, на что тебе бдение, борьба со сном или же пост? Все это не поможет тебе в борьбе с известной страстью, потому что всякая немощь души и тела лечится подходящими и соответственными средствами».
Если человек, скажем, жаден, ему нет смысла совершать подвиги в молитве или малоспании. Ему нужно просто чаще подавать милостыню. Каким грехом грешишь, в том грехе и неси покаяние.
Воспитывая других, мы часто не оцениваем силы человека. Человек начинает бояться дела, которое ему кажется непосильным. И просто его не делает. Тем самым, он не только не исправляется, но впадает ещё в более тяжкие и множественные грехи, окончательно теряя путь к спасению. Наставнику нужен разум, чтобы помочь падшему восстать. Вот один из примеров, как можно помочь ленивому и робкому человеку…
Отец повелел сыну очистить поле от терний. Но сорняков на поле было так много, что сын впал в уныние и заснул. На следующий день повторилось то же самое: сын поглядел на поле, заросшее сорною травой, уныло подумал, что порученного дела ему и ввек не сделать. Им овладела лень. И он опять лёг спать. Через несколько дней отец пришёл проверить, что же сделал сын. Увидев, что поле такое же, как и было, он спросил сына: в чём же дело? Сын сказал, что его страшит работа и ему сразу хочется спать, когда он только подумает о неподъёмном труде. И что же отец? Стал попрекать сына в лени? Стал его ругать, грозить наказанием? Вовсе нет! Отец разрешил сыну и дальше спать на поле… предварительно прополов участок земли, равный его постели! Через некоторое время поле было полностью очищено от сорняков! Капля камень точит!
Познакомимся ещё с одной мудрой книгой. В её основе – поучения великих монахов-подвижников.
ДОБРОТОЛЮБИЕ.
«Если сделать перечень всего указанного, окажется довольно просторное поприще для подвигов. Спрашивается, какая сила движет на них труженика и поддерживает его в трудах? Сила эта есть ревность о спасении, славы ради имени Божия, готовая на все. Есть эта ревность? у инока все подвиги в ходу. Нет ее, – все стало.
Почему, когда однажды брат, у которого недоставало этой ревности, пришедши к св. Антонию, просил его помолиться о нем, великий старец ответил ему: ни я, ни Бог не сжалится над тобой, если ты не будешь заботиться сам о себе, и молиться Богу» (Дост. ск. 16)
Это любимейшая в Древней Руси книга – Добротолюбие. Она была настольной книгой почти в каждом мирском доме.
«Рассуждение есть око души и ее светильник, как глаз есть светильник тела: так что если это око светло будет, то и все тело (наших деяний) светло будет, если же око сие темно будет, то и все тело темно будет, как сказал Господь в св. Евангелии (Мф. 6:22. 23). Рассуждением человек разбирает свои желания, слова и дела, и отступает от всех тех, которые удаляют его от Бога. Рассуждением он расстраивает и уничтожает все направленные против него козни врага, верно различая, что хорошо и что худо».( Дост. ск. 8).
Как видим – совет прост. И вообще святые всегда напоминали: мир познаваем именно потому, что создан разумным Богом. Если бы мир возник в результате случайности, некоего «большого взрыва» и т.п. – его постигнуть через разум было бы невозможно. Ключ разумения откроет вам любую дверь. Бог премудр. И нам нужно рассуждать. В своих бедах чаще всего виновны мы сами!
Рассказывает сам св. Антоний: «Молил я Бога, говорит он, показать мне, какой покров окружает и защищает монаха! И видел я монаха. окруженного огненными лампадами, и множество Ангелов блюли его, как зеницу ока, ограждая мечами своими. Тогда я вздохнул и сказал: вот что дано монаху! И несмотря однако на то, диавол одолевает его, и он падает. И пришел ко мне голос от милосердного Господа и сказал: никого не может низложить диавол, он не имеет более никакой силы после того, как Я, восприяв человеческое естество, сокрушил его власть. Но человек сам от себя падает, когда предается нерадению и поблажает своим похотям и страстям».
МАКАРИЙ ВЕЛИКИЙ. «Высоко достоинство человека. Смотри, каковы небо, земля, солнце и луна: и не в них благоволил упокоиться Господь, а только в человеке. Поэтому человек драгоценней всех тварей, даже, осмелюсь сказать, не только видимых, но и невидимых, т. е. служебных духов. Ибо об Архангелах Михаиле и Гаврииле не сказал Бог: «сотворим по образу и подобию Нашему» (Быт. 1:26), но сказал об умной человеческой сущности, разумею бессмертную душу».
Человеку прочно нужно знать своё место, понять его: он – выше всех тварей мира Божьего! Потому – как же человеку достоинство ронять?
Монахи отшельники и скитники скорбели, предвидя поздние времена.
«Спросили авву Антония: Отче, долго ли пребудет этот жар ревности и эта любовь к уединению, нищете, смирению, воздержанию и всем прочим добродетелям, к которым ныне так усердно прилежит все это множество монахов?

Святой Антоний

Человек Божий с воздыханием и слезами ответил им: придет время, возлюбленные дети мои, когда монахи оставят пустыни, и потекут вместо них в богатые города, где, вместо этих пустынных пещер и тесных келий, воздвигнут гордые здания, могущие спорить с палатами царей; вместо нищеты возрастет любовь к собиранию богатств, смирение заменится гордостью, многие будут гордиться знанием, но голым, чуждым добрых дел, соответствующих знанию, любовь охладеет, вместо воздержания умножится чревоугодие, и очень многие из них будут заботиться о роскошных яствах, не меньше самых мiрян, от которых монахи ничем другим отличаться не будут, как одеянием и наглавником, и не смотря на то, что будут жить среди мiра, будут называть себя уединенниками» .
«В тот день, когда пал Адам, пришел Бог и, ходя в раю и увидев Адама, пожалел, так сказать, и изрек: «При таких благах, какое избрал ты зло! После такой славы какой несешь на себе стыд! Почему теперь так омрачен ты, так обезображен, так бренен? После такого света какая тьма покрыла тебя!». Когда пал Адам и умер для Бога, сожалел о нем Творец, Ангелы, все силы, небеса, земля, все твари оплакивали смерть и падение его. Ибо твари видели, что данный им в цари стал рабом сопротивной и лукавой тьмы. Итак, тьмой, тьмой горькой и лукавой, облек он душу свою, потому что воцарился над ним князь тьмы».
Человек был дан сотворённому миру в цари. Об этом надлежит помнить и монахам, и мирянам. Мы помним, как учили в школе известную фразу: «Человек – это звучит гордо!» Фраза сия ужасна и ведёт к порабощению человека лукавым. Но почему всё же эта фраза родилась в голове? Не от того ли, что в человеке осталась память: Господь поставил его выше всех! Даже ангелы и архангелы служили человеку. И служат до сих пор, не смотря на наше падение. Только мы утеряли достоинство и попытались его заменить гордостью и кичливостью. Это всё от недостатка веры и разума. Мудрый ум не будет гордиться, потому что гордость разума лишена.
Следующее поучение из трудов Синклитикии Александрийской – как раз о гордости.

Св. Cинкликтикия Александрийская

«Воистину тяжел и гибелен этот яд гордости, который диавол дает испить душе, и многих добродетельных людей он отравил им и тотчас погубил. Он тайно влагает в душу ложные и смертоносные помыслы, и она воображает, что понимает то, чего не знают другие, что она превосходит их в посте и имеет больше добродетелей. Более того, сатана вводит душу в забвение своих грехов и превозносит над другими братьями. Окрадывая ее от памятования своих ошибок, он не дает ей произнести смиренные слова Давида: Тебе Единому согреших, помилуй мя (ср.: Пс. 50: 6, 1), и через это исцелиться. Он также не дает ей сказать: исповемся Тебе всем сердцем моим (Пс. 9: 1); но сам диавол, некогда сказавший: взыду выше облак, буду подобен Вышнему (Ис. 14: 14), вызывает в гордом мысли о власти, об учительстве, о даре исцелений. И тот, кого прельщает этим сатана, гибнет, поскольку он получает почти неисцельную рану».
Что вызывает раздражение у новоначальных, кто пытается стать православным? Большие требования, с которыми на них обрушиваются церковные: и то надо, и это непременно, а вот то нельзя ни в коем разе… Человек раздражённым уходит из церкви и продолжает жить без Бога. Намерения у церковных людей были хорошие. Но ведь и они такими стали не вдруг! Вот как советует обходиться с новоначальными монахинями (даже не мирянами!) святая Синклитикия:
«Если монахиня беспечна, небрежна и ленива, не преуспевающая в доброделании, то игумении нужно хвалить ее. Если такая монахиня сделает какое-нибудь незначительное добро, игумении надо восхищаться им и возвеличивать его, а ее большие ошибки называть малыми и незначительными. Диавол, желая все ниспровергнуть, пытается укрыть грехи добродетельных подвижниц, чтобы ввести их в гордость, а грехи новоначальных он выставляет напоказ, приводя их в отчаяние. И одной монахине он говорит, что ей нет прощения за ее блуд, другой — что ей не спастись из-за корыстолюбия, так что игумения должна утешать тех, кого таким путем искушает сатана, и говорить им, что Раав была блудницей, но спаслась верой, Павел был гонителем, но стал сосудом избранным, Матфей был мытарем, а стал евангелистом, и разбойник воровал и убивал, но первым отверз врата райские, а потому и ты, сестра, помни о них и не отчаивайся в своем спасении».
Итак, мы видим, насколько могут быть полезны и для нас, мирян, монашеские учебники. Только не нужно их отбрасывать — не моё это. А нужно просто прочитать разумно: это мне не пригодно, а вот сие будет помощником и в мирской жизни. Дай Бог нам всем Божьей Премудрости!

19 просмотров

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2008-2018 Редакция журнала "Уроки веры"
Издание Воскресной школы при храме Успения Пресвятой Богородицы г.Белореченска


Заметили опечатку? Выделите текст с ошибкой и нажмите клавиши Ctrl+Enter