Ромейский купец

Ещё подобно Царство Небесное купцу, ищущему хороших жемчужин, который, найдя одну драгоценную жемчужину, пошёл и продал всё, что имел, и купил её. (Мф . 13:45-46)


На безбрежных просторах интернета выставлена работа Г.А. Гололоба (Черкасы, 2007) «Евангельские возражения православному вероисповеданию».
В жизни тоже пришлось встретить людей, которые из Православной церкви вдруг перешли в Евангельскую церковь, упрекнув православие, во-первых, в равнодушии к судьбам прихожан, во-вторых, в отсутствии проповедей на должном уровне и, в третьих, в том, что жизнь православных семей далека от христианского идеала.
Что ж, соглашусь, отчасти, с этими упрёками. Именно отчасти – потому что, нет одинаковых людей. Кто-то ведёт и миссионерскую, и катехизаторскую работу на должном уровне, а кто-то не очень в этом силён; кто-то из прихожан живёт по Божьим заповедям, а кто-то — увы… Идеальных людей на земле нет. Говорить: в нашей земной православной церкви нет недостатков – это неправда. Однако же, всегда важно лишь одно: соль… в чём соль, то есть в чём суть? Стоит ли менять православие на баптизм, если вы столкнулись в православном храме с грубой подсвечницей, уставшим священником или кто-то из ваших православных друзей развёлся… либо прихожане не навестили вас в больнице? Стоит ли из-за этого менять веру?
Блаженны видевшие и уверовавшие. Но ещё более блаженны не видевшие и уверовавшие… Истинны эти слова. Но, к сожалению, истинно и то, что большая часть людей не может уверовать, «не вложив перстов в раны»: верую лишь в то, что материально, видно невооружённым глазом и его можно пощупать…
Люди хотят знать богословие. Очень жаль, что у нас нет богословских школ для мирян. Этот вопрос поднимали ещё древние монахи-анахореты: исихасм, богословие должны стать доступны для простых мирян, ибо Господь желает, чтобы каждый человек был активным делателем на ниве Господней. И не монахов набирал к себе в ученики Христос, не философов и богословов, а обычных семейных людей, простых рыбаков; Его проповедям внимали женщины и потом несли евангельскую благую весть в мир.
Бог всегда идёт навстречу к людям. Вера наша – как говорят христиане – это ответ человека на Божье предложение. А конечная цель человека – наше преображение: и души, и ума, и сердца, и всего тела…. Вера – это всегда личный ответ человека Богу. Это не есть что-то абстрактное: «что-то там есть наверху» . Вера без личного контакта христианина с Богом не бывает. Потому одни люди просто ходят в храм «по русской традиции». За этим ничего не стоит: ни общение с Господом, ни изменение, преображение себя, ни жизнь по Божьим заповедям. Забывая, что Царство Божие внутри нас есть, ищут его извне. Но мы должны дать возможность Святому Духу вести свою спасительную работу внутри нас, а не извне. Почему-то большинство людей, которые говорят о себе, что они — верующие, ожидают увидеть плоды своих молитв на ком-то: вот он должен исправиться, раз я хожу в храм… вот она должна измениться, потому что я поставил свечу Богу… Забывая, что в первую очередь мы ходим в храм не для изменения мужа или жены, или детей, или родителей, или начальника по работе, но для того, чтобы изменения произошли именно в нас под воздействием Божьей благодати и нашего личного труда. Но для этого нужны знания, размышления, объяснения, опыт других людей.
Однако, если бы дело касалось попрёками православия лишь в поверхностных знаниях прихожан, неготовности иной раз прийти на помощь собрату, в некоторой излишней экзальтированности и бесконечном поиске чудес там, где всё объясняется просто, в излишних требованиях не к себе, а к другим, можно было бы пожать брату во Христе руку – спасибо, что помогаете стать лучше. Но не всё так просто… Евангельский проповедник много раз извиняется перед своими православными друзьями, призывая их быть терпимыми к критике, обижается, что православие называет Евангельскую церковь сектой… «Я приношу извинения тем православным моим друзьям, к которым определенная часть моей критики не относится. Я говорю это с тем, чтобы не оттолкнуть тех из них, кто относится к протестантизму великодушно и уважительно. Тех же, кто подвергнет и мою книгу уничижающей критике, я попросил бы по возможности быть таким же толерантным, каким старался быть и я на страницах данного издания». Да, вот так всё вежливо и толерантно! А со второй половины книги автор обрушивается на святая святых Православия – на наши Таинства.
Мало того, что православие – это вера, мол, ни к чему не обязывающая, что преступники только среди православных, а вот среди, например, баптистов их нет, что среди православных нет любви, но ещё наши грехи и в том, что мы пропагандируем культ мёртвых тел, взывание к духам и даже … белую магию, которая не так далека от чёрной магии и от сатанизма…что мы «культивируем» мистику — причастие… поощряем колдунов… что православие устарело и его нужно реформировать…. И что, скорее, Православие, но никак не Евангельскую церковь можно назвать сектой.
Хотелось бы сказать следующее… Да, обычно при встрече любой неправославный человек непременно расскажет вам вот такую историю ( а если он пишет, то непременно напишет это!)… Не отказал себе в этом удовольствии и Г.А. Гололоб. Заходит баптистский пастор в тюрьму и спрашивает:
— Есть баптисты?
Никто не поднимает рук.
— Есть православные?
Лес рук.
Вывод: вот вам и ваше православие!.
Это расхожее пустословие. Всё объясняется просто. Живёт человек – ни Бог ему не указ, ни люди. Живёт ради себя. Хочет жить хорошо, на широкую ногу. Надо украсть? Украду! Надо убить? И это сделаю. Я – король, я — царь, я – бог сам себе. А бывает и другая ситуация: ребёнок жил в семье, где его никто не любил… Детство проплакал, подростком озлобился. И когда вырос, решил, что всем, всему миру отомстит за пережитые страдания… Так или иначе, но, как известно, сколь верёвочке не виться, всё равно придёт конец. Оказался в тюрьме как первый, так и второй. И тут человек понимает, что он – ни царь, ни бог, что он – не хозяин положения и полностью зависим от судьи, прокурора, надзирателей… В общем, от других людей. И человек начинает впервые задумываться о Боге. Но как проявить свою веру? Можно сделать наколку в виде креста или купола храма… Человек доказывает, что он – уверовал и сильно уверовал! Но вот приходит пастор Евангельской церкви к нему и спрашивает: «Ты – баптист?» Поверьте, что для такого «новообращённого» слова «баптист» или «Евангельская церковь» — это так же далеко, как Африка или Антарктида. Потому он машет категорично головой: нет! А вот о православии он когда-то, при жизни на воле, слышал: Русь Православная … «Наши предки были православными»… Я – русский. Значит, кто же я? Конечно, тоже православный! — делает умозаключение человек. Ведь в России же живёт! Что ж… слава Богу, что хоть так, хоть немного задумался о вышнем. Но можно ли лишь на этом основании винить Православие, что оно воспитывает греховодников, которые способны оказаться за решёткой? А вот у других конфессий, стало быть, преступников нет и все люди – живые ангелы. Это обычная софистика – нечестная часть философии. Вот грубый (для наглядности) пример софистики: птица ходит на двух ногах; человек тоже ходит на двух ногах… следовательно, человек есть птица, а птица – человек… Абсурдность этого умозаключения очевидна. Потому что оно, для наглядности, очень примитивно. Софисты такими «прямыми», как оглобли, доказательствами не пользуются. В ходу иное: пример выше об отсутствии-присутствии баптистов и православных в тюрьмах. Хочется сказать, что большая часть евангельских пасторов – очень образованные люди. И не могут не знать, что они используют в своих рассуждениях софистические приёмы. А вот для неискушённого человека этот пример поразителен, бьёт наповал: какая правда! И зачем тогда они, эти православные, что-то пишут, проповедуют в храмах, если воистину: по тюрьмам одни православные! К сожалению, и тут огорчу: лично знаю баптиста (скорее всего, он не одинок в истории евангельской церкви!), который сидел за крупное хищение госимущества… Да и в католических странах, вероятно, не одни православные по тюрьмам. Но не будем делать из сего вывод, что именно этому прихожан научили евангелисты или католические священники! Возразят: это был не настоящий баптист и не настоящие католики? Но как узнали, что в тюрьме за убийство сидят «настоящие православные»? Или другие христианские конфессии созидают из людей безгрешных ангелов?
Православные Таинства – святая святых. Потому они и называются Таинства. Нам говорят: ваши таинства – это мистика. И это, дескать, очень плохо. Но давайте разберёмся. Житие Христа – в нём присутствовала мистика? Конечно, да! А как иначе отнестись к зачатию и рождеству Бога? А разве не мистика – Его Воскресение, Вознесение на небеса, прохождение сквозь стены – к апостолам Спаситель проходил чрез запертые двери… воскрешение четверодневного Лазаря? Это ли, с обывательской точки зрения, не мистика? Но Лазарь – это не презираемые многими конфессиями жития православных святых, а Евангельские строки, Святое Писание. Что значит слово «мистика»? С греческого – скрытый, тайный, сакральное единение с Богом. Если обыватель понимает, что мистика – это шаманство или гадание, — то, что ж спорить, это грех. Если речь идёт о единении с Богом, кто из христиан дерзнёт сказать, что это – плохо?
Конечно, таинство Евхаристии или Причащения для некоторых конфессий – это просто материальный образ, напоминающий о давних духовных событиях. Просто материальный образ, не имеющий ничего мистического. Но Господь ясно сказал: примите, ядите, пийте… Тело Мое за вас ломимое, Кровь за вас изливаемую… Евангелие от Иоанна, глава 6. «Хлеб же, который Я дам, есть Плоть Моя, которую Я отдам за жизнь мира (51)… Если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни… (53) Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь пребывает во Мне и Я в нём…(56)… С этого времени многие из учеников Его отошли от Него и уже не ходили с Ним. Тогда Иисус сказал двенадцати: не хотите ли и вы отойти? Симон Петр сказал Ему: Господи! К кому нам идти? Ты имеешь глаголы вечной жизни… (66-68)»
Как видим, Господь не давал иначе понимать Его слова и допускать разные толкования. Как никого и не держал. И даже апостолов спросил: не хотят ли и они уйти от Бога? Но Пётр сказал слова мудрые: а к кому нам идти? К кому уйдёшь от Бога? И они, 12 апостолов, поверили и доверились Богу. Как верим и мы.
Если бы Таинство Евхаристии не было сакральным , в нём не было бы никакого смысла. Как можно напомнить бренной материей о том, что было две с лишним тысячи лет назад? Сие Таинство реально именно потому, что в нём – мистическое единение с Богом, о котором и сказал Христос.
Так же Господь говорил: Я есть Свет, Путь, Истина, Жизнь. И мы верим Евангельским строкам. Господь говорил, значит, так и есть. И нет тут никакого иносказания. Стоит вспомнить, что именно материальное и мистическое лежало в основе раскола христианской церкви на католическую и православную. Западная церковь высмеяла веру восточной церкви в Свет Фаворский, невещественный. Дескать, на горе Фавор Господь показал «материальный образ», напоминающий о Боге. Один раз показал, что-то сотворил, а потом ничего не осталось. Восточная церковь, особенно в лице Григория Паламы, твёрдо стояла на убеждении: есть он, Свет Невечерний… и кому захочет – дарует его Господь узреть уже при этой жизни, как даровал трём апостолам на горе Фаворской.
Не мертвецам поклоняемся и не идолам. Но мощи – сосуды Духа. После катастрофы, происшедшей на небе, после грехопадения мир земной изменился. Физические законы обратились вспять. Всё, что живёт на земле, расходуя энергию жизни, идёт к распаду, тлению. Вечного на земле быть не может. Но Божья благодать вырывает нас из земных законов, разрушает их действие… Знаю людей, которых священники благословили для излечения от онкологии маслособороваться ежемесячно (такая практика используется исключительно для онкологических больных). Через 7 – 12 месяцев диагноз «онкология» врачи снимали. Знаю людей, которые, причащаясь каждую литургию, выздоровели от рака и дожили до преклонных лет. Уже внуков вырастили. Знаю и печальные случаи, когда человек, начав активную церковную жизнь на больничной койке: впервые помаслособоровался и причастился — прожил три с половиной года (при обещании врачей прожить от 1 до 3 суток) и скончался тогда, когда перестал причащаться каждую литургию. К сожалению, тело оказалось ещё неспособно понести бремя земной жизни без помощи Божественной силы. Часто случается так, что святой человек болеет. Но после смерти земные законы перестают властвовать не только над его душой, но и над его телом. И это промыслительно; чтобы воссияла слава Божия. Ведь если бы нетленны были здоровые тела здоровых людей, кто знает, какое оправдание этому придумали бы неверующие? Пример – нетленные мощи Иосафа Белгородского, при жизни болевшего туберкулёзом лёгких (по земным законам поражённые туберкулёзной палочкой лёгкие должны быстро разложиться)… Или Илья Муромец, страдавший более тридцати лет костным туберкулёзом и полиомиелитом. Куда и делась болезнь после Божьего вмешательства…. Неизлечимые болезни отступили ещё при жизни, а мощи нетленны и сейчас.
Если идти по рассуждениям такого типа: православные мёртвых вызывают, поскольку умершим святым молятся, — то как принимать евангельский текст, где сказано, что на горе Фавор рядом с преобразившимся Господом стояли Илия Пророк и давно почивший Моисей? Но у Бога нет мёртвых. Даже тогда, когда подавляющее число людей оказывалось в аду, не будучи искупленными, для некоторых была дарована Богом вечная жизнь. И об этом свидетельствует Священное Писание. А как относиться к воскресшим людям? Спаситель воскресил, кроме Лазаря, дочь Иаира, сына вдовы…
Господь назвал верующих в Него не рабами, но друзьями. Господь назвал нас своими детьми и научил молиться: «Отче наш»… Что ждёт любящий отец от ребёнка? Любви. Нашим детям не нужно зарабатывать нашу родительскую благосклонность делами. Мы их просто любим за то, что они есть. Потому, делая дела из соображений: этим я спасусь, — не спастись. Но делать добрые дела, чтобы быть похожим на Отца Небесного, Который доселе делает – спасительно. Потому и говорим: во славу Божию! Ведь с каждым делом добрым, с каждым раскрытым талантом меркнет и исчезает в человеке сила диавольская и восстанавливается сила Божья. И в этом помогают нам наши Таинства.
Потому нам дороги Таинства, наши святые подвижники. И мы хотим больше знать о трудном, но сладчайшем пути восхождения к Свету Фаворскому.
Можно ещё много говорить о целительной силе мощей, о том, что материальные предметы способны нести силу Святаго Духа, о почитании икон… Но об этом и так пишут. Хотелось бы обратить внимание на иную тему, не часто поднимаемую в православной литературе.
Баптизм говорит открыто: союза Церкви и государства быть не может! Государство всегда будет против церкви. Следом за баптистами и многие православные, особенно те, кто стоит в оппозиции к официальной Православной Церкви, усиленно насаждают эту мысль в мировоззрении народа. Похожая позиция была и у определённой части старообрядческой церкви (не у всех!). Вспомним уход в недоступные леса, в тайгу, в горы — куда угодно, лишь бы государство не добралось.
Однако верно ли такое отношение к государству? Нет! Более того – это начало краха, погибели не только государства, но и самой веры. Вся глубочайшая суть сего вопроса великолепно показана в фильме архимандрита, ныне епископа Тихона Шевкунова «Гибель империи: Византийский урок», 2008 г. К большому сожалению, об этом фильме говорят мало. А жаль! Мы настроены более на негатив. Как готовы православные обсуждать в прениях какие-то отрицательные фильмы, которые, по их мнению, порочат православие! Кажется, умереть за православие готовы… Но фильм, который указывает нам на опаснейшую вещь, давно ведущую в нас разрушительную работу и требующую немедленного исправления – этот благой и полезнейший фильм остался в тени, почти без внимания. Позволю себе напомнить основные мысли авторов.
Византия, она же Романия – громаднейшая империя, которая просуществовала с 395 по 1453 год. Боле тысячи лет! Таких примеров в истории человечества больше нет. Романия — многонациональная империя. Жизнь её была построена не по национальному признаку. Национальности стирались, ибо «несть ни эллина, ни иудея». Два «кита» ромейского мировоззрения: православие и государственность, как величайшее личное достояние! Это было новое человечество, живущее в Божественном Святом Духе.
Образовалась Византия на осколках Римской империи. Западный Рим через 80 лет пал. А Новый Рим, Восточный или Восточная Римская империя превратилась в потрясающе огромное государство — Ромейскую империю Византию. Царьград, он же Константинополь, Византия, Романия – этот город насчитывал более 400 тысяч жителей. В то время, как столицы западных государств – Лондон, Париж – имели около 20 тысяч. Византия была на недосягаемой высоте. Её образование – лучшее. Первый университет появился в Византии. Её семьи – многодетны. При самых разных императорах – плохих и хороших – ромеи любили своё государство. Величайшие богатства Византии вызывали у Запада зависть и ревность. Византия должна пасть – так решил Запад. Но как сломить столь могучее государство, которое на протяжении 1 000 лет успешно преодолевало кризисы и заново возрождалось, как Феникс?
Что отличало веру византийцев от веры западных христиан? Византийцы знали, что основа всему — реальное общение с Богом. Для каждого человека реальна связь с иным миром! Церковные службы совершались не для ностальгических воспоминаний о Христе, а для прямого соединения с Ним!
Победи самого себя и тогда победишь проблемы. А как победить себя? Только войдя в живое личное общение с Богом. Не только церковь, но и государство в этом Духе Божьем воспитывало всех граждан — неустанно, планомерно.
Государство при многих правителях уделяло большое значение экономическому положению семьи. И потому любой гражданин мог сказать: да, мы – ромеи, граждане Византии; и в этом высочайшая наша личная ценность! Именно эти две личные ценности ромеев: живое общение с Богом и государство, заботящееся о своих гражданах, обеспечивающее их права — Запад и решил разрушить в первую очередь. В головы правящей византийской верхушки — императора и олигархии — запад стал настойчиво вкладывать мысль о том, что не надо столь усердно народ воспитывать, а тем более печься о его процветании .
Как и ожидалось западными политиками, отказ от воспитания народа привёл к неминуемому краху империи.
Аристократы перестали заботиться о простых гражданах и о государственной казне. Даже в минуты смертельной опасности, нависшей над Византией, они не выделили для государства ни копейки денег. Более того, пытались вывозить капитал за границу.
Государство утратило свою власть над образованием. Молодёжь всячески поощряли к отъезду на запад, представляя западное образование лучшим и современным. Своё старательно охаивали, а западное восхваляли. Византия нуждается в реформах! – этот лозунг, как кровопускание для государства, постепенно, но верно, подтачивал силы Византии. Лучшие умы уезжали на запад или продавали там свои изобретения. История безжалостно переписывалась, культура осмеивалась, принижалась. Провели реформу армии, как водится. Армия была дестабилизирована.
Граждане Византии, не видя больше в государстве опоры, находились в состоянии шока. И вот тут – новый сокрушительный удар: император принял главенство Римского папы. Уния подписана. Однако… папа умер. А новый Римский папа отлучил от церкви византийского императора. Видимо, показалось, что он разрушает империю не так быстро и ретиво, как хотелось бы Западу. Западу не нужны полумеры. Ему нужно полное подчинение! Но как можно подчинить народ, который подчиняется в первую очередь Богу? Никак…. До тех пор, пока не разрушат эту Божественную связь. Людям нужно внушить, что мы можем только вспоминать о Боге, который был когда-то… давно… ну, немножко можно Ему подражать в добрых делах, добродетелях…
Вторая Уния Флорентийская, когда веру латинян принял и патриарх, окончательно подкосила доверие народа. Все идеалы были преданы.
Перед угрозой нашествия султана Мехмета Византия решилась отдаться Западу. Византия стояла перед выбором: рассчитывать только на Бога и на себя или попросить помощи от запада. Но на себя уже никто не надеялся, а рассчитывать на помощь Бога стало страшно: ведь вера в реальный контакт с Богом была разбита… а к кому тогда кричать, для чего вопиять в небеса? Ведь всё равно не услышат. А Запад вроде как рядом — на земле, а не на небе. До него проще достучаться…. Византия сделала роковой выбор. Рыцари-крестоносцы не только не помогли, но и сами разграбили Византию и вывезли несметное количество сокровищ. Не гнушались ничем. А знаменитая византийская квадрига (позолоченная бронзовая четвёрка лошадей) и поныне украшает собор Святого Марка в Венеции.
Полное, безусловное подчинение западу привело народ к полнейшей апатии. Народ перестал хотеть жить. Семейные ценности были высмеяны. А если и создавались семьи, то в них почему-то мало рождалось детей или не рождалось вовсе. Видимо, причина бесплодия у людей имеет под собой духовные причины. Причём, эти причины кроются не в конкретном даже человеке, а в мировоззрении народа в целом. Если народ находится в состоянии суицида, по непонятным причинам для медицины способность рождать детей утрачивается. Только радостные народы, имеющие жизненный стержень, могут плодить детей во множестве.
Но ведь и народа уже не было – ромеев… Были греки, армяне, славяне… кто угодно… Все друг друга ненавидели по национальному признаку. Государства не было. Единого народа не существовало боле. Связь с Богом прервалась. Вера пошатнулась… Народ перестал видеть смысл своего существования. Дух сломлен. Обратим внимание, что сущность народа определяется, оказывается, не по национальному признаку, а определяется общей идеей!
Изобиловали всевозможные оккультные течения, алкоголизм процветал, наблюдалась массовая патология психики у молодёжи. Укреплялось увлечение древними мистериями и вакханалиями греков, а интеллигенция в первых рядах через произведения культуры, через статьи разрушала устои веры и государства, будучи морально пленённой западом. А запад говорил: Византия должна утратить общение с Богом. Полностью. Устоит она при этом или погибнет – не важно. Византия должна предать саму себя.
Византийцы так много изменились духовно, что их стали называть: «те, у кого нет любви»… Государство и церковь, отказавшись от воспитательного и образовательного влияния на народ, перестали готовить народ к жизни, единой с Богом… Византия пала. И до сих пор вокруг величайшего собора святой Софии-Премудрости стоят минареты…
Вам ничего не напоминает сей урок? Не так ли пала верующая Царская Россия и потом, один в один, пала атеистическая империя Советский Союз? Всё начиналось так же… Теперь нам Евангельская церковь в лице Гололоба настоятельно советует, почти требует, ни больше, ни меньше, но реформы православия! И разрыва церкви и государства. История не нова: Византию Запад постоянно критиковал за «косность», «консерватизм»…
«Мы согласны на любую степень реформирования Православной церкви, лишь бы она не оставалась в столь плачевном состоянии, которое унаследовала от своих «духовных» отцов. И здесь усилия всех православных реформаторов, как уже вышедших из официальной церкви или еще нет, направлены на достижение единой цели – очистить доброе имя православия от нагроможденных веками ошибок и злоупотреблений. Для достижения этой цели важны попытки реформации как изнутри, так и извне Православной церкви. Приоритет, конечно, должен быть отдан именно самим православным.»
Нашими же руками разрушить православие… заодно с государством Россия. Мысли об обязательном разрыве народа и государства, церкви и государства, церкви и народа по-прежнему усердно внушают нам западные протестантские течения, выставляя их перед нами, как «пакихристианские». Так нужен ли нам в России Российско-американский Христианский институт, о котором скорбит Гололоб? Запад уже научил христианству ромеев. Чем это кончилось – видно из фильма епископа Тихона Шевкунова.
Очень печально, что многие православные восстают против государства, в котором живут. Государство атеистическое? Это другой вопрос. Как раз и следует сделать его Божьим, а не безбожным. Да, история церкви знает очень много печальных моментов, когда государство грубо вмешивалось в жизнь церкви и фактически подчиняло церковь себе. Чего стоил, например, 200-летний синодальный период! И всё же, куда более здорова византийская традиция православного государства. Во всяком случае, мы имеем 1000-летний пример жизни православной Византийской империи. В то же время вражда между церковью и государством нигде в мире не имеет в себе примеров благополучия ни для одной, ни для другой стороны.
«Не мерою даёт Бог духа». (Ев. от Иоанна, 3; 34) Однако ж, нам говорят: отмерьте дух! Жменьку туда, жменьку сюда… На государство не стоит духа отмерять, на науку тоже… и на культуру ни к чему…это мирское, пусть презренные светские люди об этом думают… мы и против армии, и против экономики… дух лишь в церкви… Да его и там нужно отмерять! Не соединяться с Богом, не общаться с Ним, не принимать в Таинствах, не пребывать в Нём, а просто читать Библию… « По этой причине ничего таинственного в протестантских богослужениях нет. Вместо множества непонятных сакраментальных действий в них звучит ясная и назидательная евангельская проповедь, песнопения, декламирование стихов. Рубский вопрошает: зачем протестантам соблюдать таинства крещения и причастия, если они не содержат в себе благодати? Ответим: таинства нужны для свидетельства окружающим людям о вере христианина в Бога. Как добрые дела прославляют Бога, так и таинства. С их помощью мы свидетельствуем миру о завете, который мы заключили со Христом, в результате чего составляем Его Церковь на земле. Также таинства являются способом укрепления веры других людей, в силу различных причин боящихся заявить о своей принадлежности Христу публично. Церковные таинства и иерархия служат воспитательным целям, но не являются средствами передачи Божественной благодати. Благодать исходит от Бога непосредственным образом, находясь в зависимости от веры человека в Божьи обетования и его готовности следовать истинам, предписанным в Священном Писании. Протестанты называют Тело Христово естественным обществом людей, имеющих сверхъестественную веру. По этой причине представлять их церкви безблагодатными сообществами неверно. Просто они связывают вопрос получения благодати не с таинствами церкви, а с верой в истинность Священного Писания, не предоставляющего организационным и богослужебным вопросам доктринальный статус. Как бы ни происходило духовное единение верующего с Телом Христа, все протестанты не верят в материальный характер этого единения, а значит и в буквальное понимание действия пресуществления». (Г.А. Гололоб. «Еангельские возражения православному вероисповеданию).
Вот и всё… Церковные службы нужны лишь для «свидетельства окружающим людям о вере христианина в Бога».
И всё же…лично я могу сказать Г.А. Гололобу спасибо! Ведь только прочитав его книгу, я до конца поняла, какой небывалой величины жемчужина – наша православная вера! И за эту драгоценнейшую жемчужину можно с радостью отдать все другие жемчуга, бисеры и сокровища иных христианских конфессий.

26 просмотров

Марина Попова

About Марина Попова

Основатель и главный редактор журнала "УРОКИ ВЕРЫ"

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.