Соль земли.

Василий Карноухов

Соль… Помним загадку: «Без неё любая еда не вкусна». Соль делает пищу вкусной. Посоленную пищу не выбросят, а съедят. Съеденная еда поддержит и продолжит жизнь в человеке.
Христианство – соль земли. Оно поддерживает дух жизни всего человечества. Много вер, много народов, много традиций и обычаев. Но высокий смысл жизни человечества удерживает только учение Христа. Без христианства потеряется смысл создания человека и смысл жизни людей на Земле. Не будет христиан и чем осолится человечество? Без Христа жизнь народов, как несолёная пища – только выбросить.
Но соль должна быть солона! Если она потеряет свой солёный вкус – чем осолить соль?! Как же христианская соль становится несолёной? Попробуем разобраться: вот один из неверных путей, став на который, мы портим нашу церковную жизнь.
Уж сколько раз человечество бросалось на защиту призрака, полагая, что борется за Христа… Известно бессчётное количество примеров, когда церковь едва не разваливалась на пустом месте. Раскол православия уносил немалое число жертв и приносил общее охлаждение в народе к религии. Почему и отчего так происходит? Каков механизм подобного развала церкви? Чтобы разобраться в этом вопросе, остановимся на всем известном примере… Он, правда, уже набил оскомину, но им часто спекулируют борцы «за чистоту веры».
Мы знаем, что после революции в начале 20 века в России стал действовать Григорианский календарь. Из-за этого сместилось празднование Нового года – Новый год по государственному календарю стал попадать в Рождественский пост и предшествовать Рождеству. Нарушился порядок церковных праздничных дней.
Однако мы знаем и ещё более трагическую историю – введение празднования Нового года 1 января Петром 1. Новолетие на Руси отмечали 1 сентября старого стиля, по Юлианскому календарю. Пётр требовал в январе ставить ёлки и наряжать их, по улицам ездил царёв «поезд» — царь «шумел», кутил со своим двором, наводя на жителей столицы ужас.
Замену календаря мы можем видеть и на примере французской революции. Не одна Россия календарями прославилась! На Руси после революции заменили Юлианский календарь на Григорианский. Хотя Григорианский календарь является церковным (католическим) календарём, русских революционеров это не смутило: по извечной русской манере: чужое же! значит, хорошее! А вот французским революционерам собственный католический церковный календарь стал не по нраву, «не показался»! И они придумали календарь революционный. И не только календарь…
Эра теперь начиналась не от Рождества Христова, а от года французской революции. 1702 год – начало эры человечества.
Вместо божественной недели, берущей начало от Ветхого Завета – декада, то есть месяц делили трижды по 10 дней. Выходной – в любой день из десяти, как определит начальник или хозяин. Священный день Воскресения теперь терялся в буднях и оставался незамеченным. Даже те, кто почитал Воскресение, без календаря по седмицам начинали путаться в днях.
В году 360 дней и ещё плюс особые «лишние» дни. Новый год отныне в свободной революционной Франции – в действительный астрономический день осеннего равноденствия. Цикл високосных годов стал называться «олимпиады» — в честь языческих олимпийских игр.
Жестоко карались поздравления с Новым годом 1 января. В этот день и близлежащие к нему дни проверялась вся почта. Письма вскрывались. И если были поздравления – они уничтожались. Против 1 января объявили настоящую войну!
Всё в календаре было поставлено с ног на голову. Так лето начиналось, например с 19 июня, а заканчивалось 16 сентября. А вот осень начиналась лишь с 22 сентября и длилась по 20 декабря. Каждый из 360 дней имел своё название. Только имена святых заменили на названия животных, растений, минералов, сельскохозяйственных орудий. Так были дни, которые назывались, например, мушмула, корова, инжир… Даже детей предлагалось называть по революционным «святцам».
В честь установления календаря, который продержался во Франции 13 лет, устроили большое карнавальное шествие. Европейская система карнавалов пришлась по душе Петру 1, который рьяно стал насаждать карнавалы в «консервативной» и «дикой» России.
Однако революция коснулась не только календаря! Так восставшие французы провозгласили, что в их свободном государстве прямой угол равен 100 градусам, минута равна 100 секундам, а в часе – 100 минут. День равен 10 часам. Все прежние меры исчисления были определены, как христианский пережиток прошлого. Эра христианства – «самая жестокая». Поэтому восставший народ проводит дехристианизацию, изменяя даже величину прямого угла…
Разумный человек пожмёт плечами и скажет: что за ерунда? При чём здесь Христос, если уж на то пошло? Ладно, беднота, восставший народ ненавидит богатых — короля, католическую церковь, но при чём тут прямые углы? К сожалению, проблема более глубока. Заметим, что революции не приносили никакого счастья народу. А если народная власть на каком-то промежутке действительно облегчала жизнь простым людям, то длилось это недолго: постепенно власть имущие начинали жить всё лучше да лучше, а те, кто не имел власти, начинали опять жить всё хуже да хуже. Такова печальная статистика. О чём это говорит? О том, что сам грех с заменой особенностей власти и личности у власти не уничтожался в человеческом обществе. Рано или поздно он вылезал наружу. Ненависть ко Христу становится вполне понятной. Во-первых, Господь – это идеал, который очень раздражает тех, кто от идеала далёк. Ведь Христос дал нам образ поведения и прямо сказал: «Образ бо дах вам, да, яко же аз сотворих вам, и вы творите». (Ев. От Иоанна, гл. 13; стр. 15). Во-вторых, грех не даёт человеку признать свою вину. Её проще свалить на Бога. Богом мы дерзаем оправдывать любые свои преступления. Бога же обвиняем в преступлениях против нас. Вспомним историю проявления первородного греха в раю: согрешили, но никто не признался: Ева не виновна, потому как её соблазнил змий, а Адам не виновен, потому как его соблазнила жена, которую «Ты мне дал». Дескать, Ты и виновен. Вот ещё когда человек возложил свой грех на Бога! Это было давно. И с тех пор ничего не поменялось в человечестве. Взрослые люди играют во взрослые игры, заменяя короля на республику, республику на царя, партии бьются друг с другом… При этом взрослые игры жестоки – льётся реками кровь. Чтобы ничего не напоминало о «проклятом прошлом», готовы заменить всё — даже прямые углы и число секунд в минуте, назвать день граблями или козою… Но разве это может реально улучшить жизнь человечества на земле? Но в общем-то, революционеры и не ставили перед собою цель улучшить жизнь народа! И желали они забыть не «проклятое прошлое», а всего лишь время чужой власти! Шёл обычный передел власти и только. И поэтому любые революционеры всегда ненавидят Христа!
Христианство так ненавидимо, потому что оно говорит о равенстве всех людей перед Богом. Христианство так ненавидимо, потому что заставляет думать более о других, а не о себе. Христианство так ненавидимо, потому что просит каждого: посмотри прежде на бревно в своём глазу, а потом считай грехи брата своего. Христианство так ненавидимо, потому что напоминает: Бог каждому человеку даёт равный хлеб насущный. Христианство ненавидимо так потому, что оно ориентирует человека на реальность и серьёзную жизнь на земле с переходом в вечность, а не на выдумки и игры, за которыми хорошо спрятаться и сыто отсидеться в течение всей своей земной жизни, изображая бурную и активную деятельность в глазах других. Но это самообман – типа изумрудных очков Гудвина. А в реальной жизни – ничего от моей кипучей деятельности не меняется. Таким образом, дехристианизация всегда аморальна и безжалостна, цинично лжива и жестока. Дехристианизация преследует свои цели. Это не просто обида нищих на богатых, как пытаются объяснить противники Христа. Как бы ни пыталось человечество изыскать третий путь, чтобы избежать наказания в будущем и облегчить себе жизнь в настоящем – его просто нет. Есть две силы. Господь призывает к совершенству, к идеалу и изменению земной жизни к лучшему. Антихрист призывает к разнузданности, к произволу, к анти-идеалу, к свободе греха, к развалу порядка. Ничего другого, то бишь третьего, нет, не существует.
И вот тут скрывается главная опасность для Христиан… Помните, как предупреждал Христос? Вам скажут: там Христос… или вот там… Не верьте! Его там нет! Да, на этот крючок — искать Христа, где Его нет — не раз попадались христиане, когда им говорили: вот если бы не заменяли то на это (или наоборот, заменили), христианство было бы спасено. А так – пропало оно! Церковь стала «безблагодатная», причащаться в ней уже нельзя… и т. п.! Речь не идёт о догматах церкви, как это было при отделении католической церкви. Мы говорим о случаях иных – не касающихся основополагающих истин догматического богословия или Литургики. Не замечали, как православные иной раз готовы растерзать другого человека, например, лишь за то, что он поздравит 1 января с Новым годом? Уж за одно это он – враг православию! Я был свидетелем подобного не раз, увы… Или споры старо-и ново-обрядцев: ходить «посолонь» или против? исправить ошибки в книгах или оставить всё, как есть? И скажут вам, что там Христос… Но Христос не там.
Сущность язычества – не признавать свой грех, но видеть чудо или, напротив, беду в какой-то вещи. Нужно создать фетиш: или фетиш ненависти (отрицательный), или фетиш поклонения (положительный), если можно так выразиться. Кто-то лукаво направляет христиан яростно воевать против привычки или вещей, а кто-то искренне убеждён, что именно в этом вещизме заключено Божественное и за него надо бороться, не жалея жизни и сил. Вообще же многим из нас вещи или традиции служат напоминанием о наших собственных грехах, совершенных в прошлом. Для того чтобы жить стало легче, нужно либо побороть свой грех, либо… устранить то, что о нём напоминает. Последний путь проще. И большинство избирает его. А напоминанием может служить и вещь, и календарь, и геометрия… и человек… В последнем случае нужно избавиться от человека. Нет человека – никто не помнит о моём грехе: уничтожена на земле чужая память, которая могла воскресить мой позор, вспомнить его. Убит человек – и я спокоен: всё забыто у людей. А что будет потом, перед Богом – об этом не думаю, потому что моя конечная цель: урвать себе кусок послаще и побольше… сейчас и немедленно. Потому и говорят язычники, что человек – часть природы. Да, так проще: можно оправдать себя за убийство. Ведь звери убивают друг друга и съедают. Так человек уподобляется зверю. Ведь он – часть природы! А природа жестока. Да и живёт зверь не мыслью о вечности, а сиюминутными благами: покушать, поспать в тепле, спрятаться от опасности. Человек – среднее звено между Богом и животным миром. Вот и ориентация у него поэтому: или вверх, к Богу, или вниз, к зверю. А уж от зверя до беса человеку рукой подать.
Чем более озверевших людей, принявших законы джунглей, как кодекс чести – тем неспокойней на земле: революции, войны, катаклизмы. И конечно, им сподручнее забыть о Христе, а у христиан они отбирают соль, заставляя христиан увлечься фетишизмом, заменить в своей жизни Христа на вещь, делая христианство для себя удобным и «безопасным». И вот с их подачи христиане вдруг начинают посвящать всю свою жизнь борьбе с какими-нибудь цифрами, датами или светскими праздниками. Получается всё просто: одна часть противников Христа запускает какое-нибудь новшество – типа «прямого угла» в 100 градусов. А другая часть таких же точно противников Христа начинает разыгрывать «борьбу с антихристом». Простую верующую паству они целенаправленно направляют к фетишу: чтобы верующий человек посвящал свою жизнь не Христу, а какой-либо вещи, традиции, привычке, и слепо боролся за эту пустоту до конца жизни, признавая её либо чудодейственной и священной, либо смертельно опасной и богопротивной. И каждый борющийся уверен неколебимо: раз я борюсь — я спасусь, а остальные, кто не борется — не спасутся! Воспитанная привычка к фетишу лишает христианскую жизнь всякого смысла. И христианство, обширное, как вселенная, в сознании людей суживается, становится плоским и примитивным, неотличимым от обычного фольклора или традиций. Религия сводится всего лишь к любви к «старине». А бывает и так, что «водители» православного народа, которые ещё недавно рьяно критиковали церковь (РПЦ, как её презрительно они именуют), вдруг оказываются где-то на Шри-Ланка или в Австралии… И живут там, припеваючи, в шикарных особняках. А их бывшие подопечные, которых они учили воевать без меры против очередного фетиша, по-прежнему прозябают в бедности да только удивляются происходящему, ломают в недоумении голову: как же так случилось? А случилось то, что должно случиться: «водители» намерено не задавали себе вопросы: где и в чём грех и похожи ли мы на Христа? – эти вопросы их не интересуют вообще! Принципиально! А ведомая ими паства так же ни на мгновение не заставила себя подумать над этими же вопросами: они ведь жили не по руководству Христа, а по руководству своих лидеров…И не Христос, а их лидер-человек им продиктовал: «образ бо дах вам»… Но если соль обессолеет – куда годна? Её только выбросить. Христианин никогда не должен упускать суть момента, упускать главное: где и в чём грех? Понятно, что когда из календаря вычёркивают слово Воскресенье – с этим верующий человек не может смириться и промолчать. И всё же, мы должны видеть причину происходящих событий, смотреть в корень зла, а не на его побеги.
Никто не смеет оправдать свой грех Богом, Божьей волей. Это величайшая из аморальностей нашего земного мира. Она, как следствие, ведёт к рождению ненависти к Богу у людей, не имеющих определённой грамотности. И грех лукавого человека от этого увеличивается вдвойне. Однако же соль христианства не в войне за обычаи, традиции или хлеб насущный. Самый важный для православного человека вопрос: похож ли я в данной ситуации на Христа? Хотя бы чуть-чуть? Нам так заповедано: вы — соль земли!

72 просмотров

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.