[ajax_load_more]

Свет школьного окна

Вьюга прекратилась. Небо очистилось от тяжелых серых туч, и в нежно- васильковом небе засияло яркое солнце. Белый снег, словно россыпи чистых алмазов, заискрился разноцветными лучами.

Егор медленно подъехал к дорогому ресторану. Он никогда в нем не был да и другие посещал только по чьей-то настойчивой просьбе. Они с женой Ксенией не любили шумных компаний и праздники отмечали дома. Но его старый друг Шурик, ставший преуспевающим бизнесменом, решил собрать одноклассников и пригласил их на обед.

В безупречно сидящем костюме и наброшенной на плечи модной куртке, Шурик, которого администратор тихим голосом почтительно именовал Александром Ивановичем, встречал у вычищенного входа своих друзей.

Время пролетело быстро, но память настойчиво хранила многие веселые и грустные события школьной жизни, и не верилось, что все это было уже больше сорока лет назад.

Супругов проводили в уютный зал. С радостным волнением (ведь многих Егор не видел со дня окончания школы) он подошел к нарядно одетым одноклассникам. Те внимательно посмотрели на него, а потом шумно приветствовали своего Гошу. Постепенно все, кто мог, собрались.

Подали изысканные блюда и напитки. После первого традиционного тоста «За встречу» все принялись энергично закусывать и говорить друг с другом. Одни увлеченно обсуждали новости спорта, другие рассказывали о необычайно удачной охоте и рыбалке, несколько человек вступили в вечный спор о политике.

Шурик захотел сделать еще один сюрприз и подошел к музыкантам. Долго говорил с ними, что-то напевал, а потом ушел расстроенный. Ни одной из песен, которые когда-то нравились всем в школе, они не знали. Пришлось слушать современные однообразные ритмы.

Собираясь на встречу, Егор предвкушал интересную беседу. Он мало обращал внимания на угощение, а пытался расспросить товарищей о детях и внуках, вспомнить учителей и всякие интересные случаи из школьной жизни. Но большинство отвечали коротко и неохотно и тут же возвращались к еде, пустым разговорам и ненужным спорам.

По сердцу Егора холодной волной прокатилась грусть, которую сразу же заметила Ксения. Они без слов поняли друг друга. Тихонько встали и незаметно вышли из зала.

До школы добирались недолго. И вот, наконец, знакомый, заботливо очищенный от снега порог и все те же резные деревянные двери. Сладкое тепло тронуло душу Егора, когда он шагнул в просторный светлый вестибюль. Здесь уже давно все стало по-другому, но паркетный пол, по которому они так любили прокатиться, когда его натирала тетя Маша, остался прежним.

Занятия закончились, и непривычная для школы тишина наполнила застывший воздух. Егор с Ксенией медленно поднялись по истертой бетонной лестнице на второй этаж. Навстречу им попалась молодая женщина в расстегнутой короткой шубке с большим смартфоном на ладони. Может, учительница или чья-то мама.

В коридоре, как в детстве, стояли большие вазоны с молодыми пальмами. Что стало со старыми, кто знает? Подошли к кабинету химии. Ох, и нравилась она. Когда-то на занятиях кружка решили тайно от учительницы проверить, действительно ли изучаемое вещество взрывается. Химическая реакция пошла так быстро, что друг Паша едва успел сунуть зловеще свистящую колбу в раковину. Все попадали под массивные столы, покрытые кафельной плиткой. Хлопнуло так, что раковина треснула. Пришлось брать веники и ходить по кабинету в поисках разлетевшихся осколков стекла.

Родители, правда, все отремонтировали, и никому за это не попало, а после выпускных экзаменов Егор с Павлом еще и грамоты по химии получили.

Гулкую тишину неожиданно нарушила музыка. В актовом зале ученики начали репетицию выступления.

Для Егора музыка всегда была родной стихией. В старших классах он тоже пел и играл в ансамбле. Это было время прорыва рока в советскую действительность. Купить усилители, акустические колонки было трудно и дорого. Приходилось скидываться на радиодетали и собирать самим. Об электрогитарах, которые только стали появляться, никто и не мечтал. На простые гитары крепили звукосниматели — и все.

Моряки из-за границы привозили виниловые пластинки западных рок групп. Их переписывали на только появившиеся магнитофоны (которых нынешние мальчики и девочки уже не знают), и вскоре вся страна с упоением слушала новые песни. Текстов обычно не имели, слова писали на слух. Подбирали аккорды, и на школьных вечерах поражали друзей всеми любимыми хитами. Кто знает, как бы отнеслись к этим незатейливым исполнениям авторы песен? Может, рассмеялись, а может, заплакали бы. Но всем танцующим было весело.

Егору и Ксении захотелось заглянуть и в кабинет биологии, которую им преподавала молодая симпатичная учительница. На перемене перед уроком ребята обычно помогали ей принести из лаборантской различные наглядные пособия: таблицы, рисунки, муляжи. И вот однажды друзья притащили в класс скелет человека. Надели на него куртку и кепку и поставили за дверью. После звонка, к удивлению девчонок, без толкотни пропустили их в класс. Многие испугались по-настоящему и с криками выбежали в коридор. Шутникам после этого пришлось идти в кабинет директора, бывшего фронтовика, и выслушивать долгие нравоучения.

Дверь в кабинет оказалась приоткрытой, и через щель было видно, что в нем кто-то есть. Егор потянул за ручку, и супруги вошли внутрь. За столом в первом ряду спиной к ним сидели, взявшись за руки, двое. Мужчина в простом сером свитере и женщина в пестрой кофточке. На раздавшийся скрип двери они оглянулись. Оказалось, это были их одноклассники Сережа и Таня.

Шурик приглашал всех, но они в ресторан не пошли, потому что жили очень скромно и подходящей для этого случая одежды у них не было.

Егор с Ксенией взяли стулья и разместились напротив их. И зажурчала ручейком желанная беседа.

Солнечные лучи медленно заскользили по новой классной доске, освещая нахлынувшие на старых друзей веселые и грустные воспоминания.

12 просмотров

Протоиерей Василий Мазур

About Протоиерей Василий Мазур

Настоятель больничного храма. Прозаик, поэт, композитор, исполнитель авторских песен.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.