Жестока ли Псалтирь

Те, кто давно воцерковлены, без Псалтири не могут. Но не так легко даётся верующим путь к книге! Новокрещёные смотрят на Псалтирь со страхом: и это всё надо читать?! Где найти силы, время… желание, наконец?… Затем, по мере воцерковления, люди начинают интересоваться Псалтирью, пробуют читать… И вот тут практически каждого настигает искушение: чтение Псалтири оставляют. После многих лет хождения в храм, возвращаются к Псалтири… Начинают пробовать вновь читать, как положено – всю Псалтирь за неделю. Поначалу отмечают палочками, как Робинзон Крузо дни на острове, сколько раз прочли… Доходят до 40 – очень тяжек путь! Бывает, что не раз ещё Псалтирь перестают читать, потом снова возвращаются к ней… Наконец, когда прочтение книги перевалит за 40 раз, вдруг начинают ощущать в Псалтири сладость, покой, умиротворение, защиту… Псалтирь изгоняет страх и смятение в душе, Псалтирь даёт силы пережить трудные ситуации. Псалтирь, вычитанная враз, без перерыва за несколько часов, одолевает беду, приносит победу… И уже никто не помечает палочками прочитанные 20 кафисм: те, кто навыкли в чтении Псалтири, уже не представляют себе жизнь без этой книги; им палочки не нужны – читают всегда, всю жизнь, бессчётное количество раз.. Скорее солнце не взойдёт, чем оставит христианин Псалтирь!
Что же является камнем преткновения в Псалтири для тех, кто только начинает её читать? В чём искушение? Человек пугается жестокости. В недоумении приходит мирянин к батюшке: объясните, Христа ради, почему так жестоки Псалмы? Чего уж не прочтёшь! И пусть дети будут сиротами, а жена вдова, и младенцев разобьём о камень… Батюшки говорят, что во всём нужно видеть духовный смысл. То есть, то, что видишь своими глазами в книге — это совсем не то, что ты видишь… Ну, разбитые младенцы, это не младенцы, а грехи в своём зачатке… И так далее…
Новоначальные как-то не очень воспринимают: откуда берутся такие витиеватые объяснения? Ведь сказано же предельно ясно! Можно, конечно, 136 или 108 псалом как-то красиво объяснить, придумать, взять с потолка. Но ведь из текста видно же, о чём на самом деле идёт речь! И Псалтирь оставляют. Зачем читать такую жестокую книгу? И зачем именно она введена в ход православного богослужения?
Такие сложные моменты в книгах Ветхого завета за историю человечества не раз истолковывались превратно и породили много ересей. В принципе, манихейство берёт своё начало отсюда же – из превратного толкования малопонятных текстов. Что говорил основоположник манихейства Мани? В двух словах: было два равных первоначала – Добро и Зло. Они извечно борются друг с другом. А человек – заложник этой борьбы.
Православие учит нас иной картине мира: начало всему – Бог. Бог не имеет в себе зла. Зла вообще нет. То, что мы называем злом – это искажённое добро. Зло – это искажённое восприятие. Наши прародители не имели откровенного злого намерения, когда нарушили заповедь Божью. Они лишь по-своему, неверно оценили ситуацию… и получили зло! В человечестве вечно борются истинное и ложное восприятие событий. И в каждом из нас, при самых добрых намерениях, порою прорастает такое зло, что становится страшно от самих себя!
Вот самые простые примеры… Муж решил ходить в храм, а жена не собирается ходить по улице в косыночке, не перестаёт краситься… и вообще ей нравятся мини-юбки. Намерения у мужа самые добрые: пусть жена выглядит нормально! Но как отвратительны скандалы, которые он устроит дома! И уже жалко заплаканную жену, а не мужа! Или ребёнок не учит уроки. А вы его хотите во что бы то ни стало заставить их выучить и не приносить домой «двойку». Но дитя оказалось строптиво. И что в конце концов слышат соседи? Ну, что-то типа такого: я тебя породила, я тебя и убью! Мы извергнем из себя уйму бранных слов! И где наш православный облик? Что же с нами произошло? А то и произошло: мы хотели добра, но в погоне за добром, кое должно случиться немедленно, по нашему желанию и во что бы то ни стало, мы исказили добро. Добро начало размахивать кулаками, ремнём, хворостиной. И мы получили явное зло. Хотя можно, конечно, оправдать и его: если не наказывать, то вырастет плохим человеком… А в душе — … на душе гадко.
А кому не знакома ситуация, когда мы просили нашего близкого: не делай так! Но он не послушал. И случилась беда. И вот мы обличаем его: «Я тебе говорил(а) этого не делать? Вот теперь пожинай!» Но если мы прислушаемся к себе, заглянем в себя, мы почувствуем отвращение от самого себя: я ведь явно злорадствую! Как приятно чувствовать себя правым! Как приятно возвыситься над тем, кто уже и без нас унижен! Чехов писал, что человеку нужно всю жизнь выдавливать из себя раба по капле. Это не так сложно. Куда тяжелее из себя по капле выдавливать гордость! Зло ведь без гордости не стоит! Там, где проросло в нас зло, были посажены семечки гордости.
При чём тут Псалтирь, спросите вы? А при том, что в Псалтири – весь человек. Там все человеческие чувства. И добрые, и злые, и величественные, и низменные… Это вопль человека к Богу. Немецкий философ Ницше говорил о том, что «человеческое слишком человеческое». Что это значит? Человек утерял божественное величие. Он сильно приземлил себя. В нём появилось слишком много недобрых чувств. Даже там, где мы близки к истине и добру, есть опасность, что мы всё перепортим. Человек ощущает себя праведным перед людьми и Богом. Может, он действительно абсолютно прав. Но сколько зла может проснуться в нашей душе, когда нас неправедно, лживо укорят! Такая буря грянет в нашей душе, что самим в себя заглянуть страшно. Да, есть исповедь. Покаешься, поплачешь, но бывает так, что легче не становится. Отчего? На исповеди сказали: каюсь в гневе, ярости, брани, несправедливых обвинениях. Да с кем не бывает? Но вы и только вы знаете, как вам было мерзко осознавать, что это – вы: вот такой… яростно орущий своему родному ребёнку: «Я тебя прибью, скотина такая!» При этом, когда мы слышим, на улице подобные излияния, мы почти всегда родителей осудим: как кричит на ребёнка! Но после собственной гневной эскапады нам так противно от самих себя: и это я?! – вопрошаем мы себя…
В Псалтири весь человек перед Богом. Вот какой уж есть: со всеми гадкими и величественными сторонами души. И когда мы читаем: «да облекутся оболгающие меня в срамоту…», «да не будет ему заступника», — мы вспоминаем себя в минуты падения.
Но в Псалтири есть главное: как бы ни вознёсся человек ввысь душою и как бы низко не пал в проклятиях – человек уповает только на Бога! Пусть порою он и Бога представляет неверно: Бог «шумен от вина»…Но псалмопевец любит Господа. И только к Нему очи его! И вот это конечное устремление — оно человека спасает. Без Бога я – ничто, – это есть конечная истина. Бог – последняя инстанция для человека. И человек, который только что клял своих врагов и желал им лютой смерти, уже и сам повержен к ногам Бога с одной молитвой: «Твой есмь аз… призри на мя и помилуй мя»… «Возлюблю Тя, Господи, крепосте моя»…
Пронеслась буря в нашей душе. А в Боге мы обрели покой. И вспоминается: совлеки с себя ветхого человека… Новое вино в новые мехи. Новый человек – божий человек. Он старается изо всех сил не пустить в себя зло. Читаем Псалтирь в обиде – плачем, просим вместе с авторами псалмов покарать наших обидчиков… Читаем далее – и расходятся тучи в нашей душе, и мы способны спокойно пережить обиду, уповая, что Господь Сам всё управит. Вот в этом сила Псалтири: человек в ней — без прикрас. Читая строки Псалтири, мы видим, сколько может (из абсолютно добрых намерений!) вырасти в нас зла! И мы становимся мудрее, осторожнее, спокойнее. Но как бы мы ни пали низко, мы видим по псалмам: человек может восстать, воспарить ввысь. Псалмопевец поднял себя – и мы поднимемся! Нет и не может быть никаких двух начал в мире, ибо зло – отвратительно. Есть только Бог. А зло – изуродованное нами добро.
Тогда становится понятен принцип исихастов: кто слишком настаивает, что он прав – не прав. Приходит на ум и другое изречение: Ницше… далёк он от православия со своим «сверхчеловеком»… далёк от истины. Но истина посещала и его. И там, где он прав, почему бы не послушать? Так вот Ницше говорил: «Кто сражается с чудовищем, тому следует остерегаться, чтобы самому при этом не стать чудовищем». (Ницше. По ту сторону добра и зла. Минск, 2005, Харвест) Вдумайтесь! Всегда, когда вы правы и боретесь со злом, напоминайте себе эти слова!
Слова сии вспоминаются всякий раз, когда сталкиваешься с православными, очень озабоченными, какой-нибудь борьбой: против паспортов, СНИЛС, денежных карточек, ИНН… Давайте прислушаемся к себе; к тому, как мы говорим о людях: «Да это же быдло! Стадо баранов! Их будут резать, а они будут молчать»… Это о тех, кто паспорт имеет и в армии служит, кто закончил институт или университет… А почему, собственно говоря, мы так говорим о людях, трудами которых пользуемся? Представьте себе жизнь в России, если бы враз исчезли все полицейские, военные, спецназ, инженеры, медики и прочие люди с высшим образованием. Как бы мы тогда жили?! Если мы считаем себя правыми, а других видим погибающими и наследующими только ад, то, по вере христианской, мы с величайшим добром и слезами на глазах должны молиться о спасении погибающих. Но говорить: «Да так им и надо, быдлу!» — это не христианский взгляд на ближних, не православный. В нас, пышущих праведным гневом, новый человек куда-то уходит в глубину, а на поверхности оказывается человек ветхий… вот тот, который кричал Богу: «Да будет трапеза их пред ними в сеть… и ярость гнева Твоего да постигнет их… да будет двор их пуст, и в жилищах их да не будет живый…»
Но это поправимо. Дай Бог, чтобы и мы, вслед за псалмопевцем, сказали смиренно: «Избави мя, яко нищ и убог есмь аз, и сердце моё смятеся внутрь мене…»
О чём надлежит помнить? Жизнь на земле жестока. Увы! Жестокость порождает в душе жестокость. Не устояв, впав в «праведный гнев», мы отравим себе душу злом. И выльем это зло на ближнего. Мы отравляем ядом зла сердце противника. И это наш грех! Не уберегли себя и толкнули в бездну тех, с кем нас свёл Господь. Слишком страшно, всю жизнь яростно воюя за Божью правду, прийти в ад, потому что на нашу озлобленную душу даже нам самим в конце концов станет страшно смотреть.
Псалтирь лечит. Читая чужие излияния яростных слёз, мы проходим эту беду и выбираемся на свет Божий. Пожар обошёл нас стороной, не тронув по-настоящему душу. Мы пережили своё огорчение на чужих чувствах и в чужих словах… и через них же обрели покой: «Твой есмь аз, спаси мя…» Вот потому так ценна Псалтирь. Это лекарство, которое лечит и очищает душу. И когда нам страшно читать: разобью младенцев о камень, — это слава Богу, что страшно. Но пора призадуматься: а не похож ли и я в своих чувствах? И вот к чему мы приходим? А к тому, что говорил нам батюшка, а мы не поверили: речь не о младенцах, а о зачатках греха, которые мы должны разбить о камень и не дать им гнездиться в нашей душе. То есть, читая псалмы, мы прошли весь круг: мы восприняли слова буквально, ужаснулись, стали искать в своей душе подобные злые настроения, ужаснулись им тоже и постарались их искоренить. И вышли на то, о чём нам говорили: искорени грехи в зачатке! Почему же не восприняли слова священника сразу? Это трудно. Но потом приходит понимание, что подобные объяснения псалмов не взяты с потолка! Они имеют под собою чужой опыт. И в следующий раз надлежит не отметать слова священника, а призадуматься над ними. Вы всё равно рано или поздно выйдете на этот опыт чужих обобщений: вы станете под воздействием святой книги искать в себе зло и будете его искоренять, и просить у Бога прощения, и умиротворитесь. Грех убит в зачатке. Вы ни на кого ещё не выплеснули его. Почувствовав бурю внутри души – уединились с книгой… и спасли себя и ближних от бесовской брани.
Каков бы ни был ход ваших размышлений, вы придёте к одному выводу: Псалтирь спасает! И слава Богу, что у нас есть эта дивная книга, по которой мы можем отслеживать все движения и порывы души и вовремя исправить своё сердце!
Просматривая иконы царя Давида, я нашёл в интернете два очень контрастных изображения. На одном – певец поёт, и вы видите всю мятежную его душу, пережившую много горя: здесь и враги, и воспоминания о собственных бедах, и ангелы… А другая – мирная пастораль. В душе – тишина и Божья благость. Полагаю, что в этих двух, столь разных по характеру иконах, вся наша жизнь, весь путь человеческий: через бурю и борьбу – к тишине, покою, умиротворению.

155 просмотров

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.