Успенский храм.

Первый священник и община


Занявшись изучением истории Православной церкви в Белореченском районе, я с большим трепетом подхожу к Успенскому храму на улице Толстого, приходу которого насчитывается 127 лет, где белореченцы собирались на молитву даже во времена фашистской оккупации.
В поисках исторических фактов настоящие открытия происходят случайно, какими бы маленькими и личными они не казались со стороны. За последние месяцы я пришёл к выводу, что из таких деталей складывается картина большой истории.
Успенский храм открылся для прихожан с 20 мая 1892 года1: «Вчерне готов, оставалось только покрыть, ошелевать, настлать полы и подвести фундамент»2. Находчивым и распорядительным строителям постройка обошлась в «ничтожные средства»: 700-800 рублей, что в пересчете на сегодняшние курс составит 1 млн 300 тыс. руб. Оставшиеся работы проведены на средства выделенные Святейшим Синодом в 3000 рублей или 4 млн. 890 тыс. руб. Освящён храм: 1 ноября 1892г.
Настоятелем назначили Косьму Кожанова3, казака ст. Вознесенской, присоединённого к православной церкви из раскола австрийского лжесвященства самим Преосвященнейшим Владимиром, Епископом Ставропольским и Екатеринодарским, 7 октября 1886 года. В последствии отец Косьма стал миссионером, вёл беседы с раскольниками и православными, которые продолжались по 7 часов кряду и собирали столько людей, что в станичном училище не хватало места для желающих послушать. За эту деятельность о. Косьму не любили в среде белореченских раскольников: однажды, придя домой к обратившемуся в православие местному жителю, некоему Старченко, на о. Косьму, с рогачем напала жена хозяина. Так о. Косьма сам рассказывает об этих событиях: «Евдокия, не долго думая, вбежала в кухню, схватила рогач и, подошедши ко мне, с запальчивостью стала говорить: «Ты зачем пришёл? тебя просили?» Я спокойно стал усовещевать ее… В то время муж её вырвал у ней рогач, но она тут же обратилась к другому принадлежащему ей оружию. Я старался внушить ей, что так делать нельзя и грешно; что так делают только умалишённые. Сколько я ни уговаривал Евдокию, ничто не действовало на неё. Наконец, она быстро выбежала на улицу, где была уже толпа раскольников, и начала кричать: «Выходи! зачем пришел совращать»? — и начала стучать в рамы окон и кричать «караул». Делать было нечего: я принуждён был забрать книги и выйти на двор, где встречен был злорадными восклицаниями раскольников-фанатиков4
Биографических сведений о первом священнике Успенского храма не так много. Их можно почерпнуть из статей самого Кожанова, напечатанных в епархиальном журнале и записок противораскольничего миссионера Терентия Касилова, из чего можно сказать, что о. Косьма был образованным и подкован в богословии, сам ездил по раскольничьим хуторам, был смел, напорист, располагал к себе людей и, видимо потому, не боялся ни склок, ни нападений.
При храме также существовало церковно-приходское братство, устав которого сохранился и по сей день: «Братчики имеют свой общий синодик о здравии живых, а равно и об упокоении скончавшихся их сотрудников, по которым ежегодно в день открытия св. мощей покровителя братства свт. Феодосия Черниговского 9 сентября совершается богослужение и молебен о здравии членов братства, а также ежегодно 20 октября (то есть в день смерти императора Александра III. – Н. С.) совершается Божественная Литургия и панихида по в Бозе почившем императоре Александре III и членам братства…5» – этот текст, говорит о том, как жили в ту пору прихожане, как организовали общину, заботились и молились друг о друге.
К деревянному храму на каменном фундаменте с колокольней в 1905 году, было пристроено еще два придела6. Так же при храме действовала школа грамоты, поначалу устроенная в наёмном доме, а после в собственном кирпичном здании7.
Судьба Успенского прихода в период революции и до 40-х годов XX века неизвестна, за исключением одного единственного факта: постановление Президиума Белореченского Районнного Исполнительного Комитета 1928 года: «Ходатайство общины православных христиан о передаче им Успенской церкви в ст. Белореченской.
Отказать8».
Кто из священников продолжал служить, несмотря на гонения новой власти, когда разрушили храм, пока остаётся загадкой. Но с 1942 года, жизнь прихода восстановилась. Много повидала Успенская церковь за прошедший век, многое претерпели прихожане и священнослужители, в том числе и «разоблачительные» фельетоны на страницах районной газеты9.
Приходя на литургию в перестроенный в 2010 году храм, оглянувшись вокруг, вдохнув запах курящегося ладана и теперь можно уловить тяжелый дух прошедших лет, но тяжесть эта радостна и легка.

Примечание:

  1. Ставропольские Епархиальные Ведомости (СЕВ) 1892, №11.
  2. СЕВ 1889, №18 — Беседа с беспоповцами в станице Белореченской. Терентий Касилов.
  3. СЕВ 1986, №24 — Известия. Присоединения к православной церкви.
  4. СЕВ 1989, №19 — Моя беседа с раскольником и замечательный случай обращения в православие. Косьма Кожанов.
  5. ГАСК. Ф. 135. Оп. 54. Д. 793.
  6. Храмы и монастыри Ставропольской епархии (1843-1920 гг.). Справочник. — Ставрополь: комитет Ставропольского края по делам архивов, 2012
  7. Справочная книга для духовенства Ставропольско-Екатеринодарской епархии, 1901 / Михайлов Н.Т. — Справочник Ставропольской епархии, 1910.
  8. НАРА. Постановление Президиума Белореченского Районнного Исполнительного Комитета 1928, №1047.
  9. Газета «Огни Кавказа»: 26 сентября 1964 г., №128 «Помогите нам, атеисты» / 30 декабря 1964 г., №182 «Не одними молитвами – опять о старнове»

Александр Маликов

Александр Маликов

ппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппппп

Читайте также: