Боевое крещение настоятеля Успенского храма

Звуки бомбардировки разнеслись по Майкопскому отделу, снаряды ударили в церковную колокольню. Отец Василий Болдинов, как и жители других станиц, отправился к Гиагинской, чтобы убедить бунтовщиков казачьего полка сдаться и предотвратить кровопролитие. Остаток дня и ночь белореченский священник исполнял долг пастыря, спасая души в эпицентре военного восстания.

С конца XIX века в Белореченской стояли три храма: Покровский православный, Покровский старообрядческий и Успенский единоверческий. Строительством последнего руководил местный житель, казак Василий Михайлович Болдинов.1 Настоятелем храма община выбрала Косьму Кожанова, и, оценив заслуги Болдинова, прихожане просили Епископа Ставропольского и Кубанского Агафодора рукоположить его диаконом в устроенный им приход.2 Восемь лет Кожанов и Болдинов плечом к плечу служили Богу и людям, несмотря на натянутые отношения, прежде чем Василия Михайловича перевели в единоверческий приход станицы Темижбекской.3
Спустя два года из Белореченской пришли вести о смерти отца Косьмы, и прихожане позвали отца Василия, уже рукоположенного в священники, на место настоятеля Успенского храма.4
Жилья в родной станице у Болдинова не было, и вместе с супругой Екатериной Поликарповной и детьми он снимал квартиру.5 К концу года отца Василия назначили заведующим школой при храме.6
Страна тем временем оказалась на пороге войны с Японией, затем последовала Первая русская революция. Казаков Майкопского отдела Кубанской области, из которых состоял 2-й Урупский конный полк, мобилизовали для отправки на Дальний Восток, но уже в Екатеринодаре вышел приказ оставаться для несения внутренней службы. Выполнять полицейские функции казаки отказались, удалили из полка офицеров, назначили новых командиров, покинули Екатеринодар и заняли станицу Гиагинскую.
Военное начальство собрало специальный отряд из четырёх сотен бойцов для подавления восстания. Гиагинская оказалась на осадном положении, был объявлен ультиматум: если урупцы не сдадутся, начнётся бомбардировка станицы.7 Грохот предупредительных выстрелов разнёсся по округе, и жители окрестных сёл и станиц во главе со священниками вышли на помощь гиагинцам.
«В тот же вечер к полку пришла толпа стариков, женщин и детей, под предводительством духовенства с иконами и певчими, и стала уговаривать урупцев скорее сдаться и этим спасти от разрушения хозяйство мирных жителей. Полк растерялся, и начали раздаваться голоса в пользу сдачи, подкрепляемые возможностью наступления в эту же ночь».8
Среди белореченцев был отец Василий Болдинов: «6-го вечером, в ночь на 7-е февраля 1906 года в ст. Гиагинская принимал горячее участие по склонению местных казаков 2-го Урупского полка к изъявлению покорности придержащей власти и возвращению на государственную службу».9
Нестроения на этом не кончились, обстановку усугубил указ императора Николая II «Об укреплении начал веротерпимости». Старообрядцы, наравне с православными, получили ряд привилегий и единоверие перестало нести объединяющую функцию, а в неформальной среде православного духовенства стали воспринимать единоверие несовершенством, ступенью к православию. Приход Успенского храма оказался между двух огней. Весной 1909 года возник вопрос о переименовании из единоверческого в православный, но с сохранением права служить по старому обряду. Отец Василий Болдинов выступал за переименование.
«Не для того мы присоединились к православной грекороссийской церкви и не того ожидали, что видим на лицо в настоящее время. Мы искали спасительного единения духа в союзе мира и любви, как одно тело и один дух, ожидали полного взаимообщения с православною церковью и народом, но нас, напротив, встретило со стороны православного общества враждебное отношение и даже разделение церковное… — писал в Епархию от имени прихожан отец Василий. — И если православный пошёл бы в единоверческую церковь, или пожелал бы стать членом ее, то уже, по их мнению, изменил православию и сделал шаг к расколу, что и внушают простому народу. Такое мнение и толкование со стороны пастырей для наших религиозных чувств является крайне оскорбительным и обидным, а самое главное, в деле спасения наших душ совершенно сомнительным».10
До того, как составили приговор в пользу переименования, община поделилась на два лагеря — приход покинул первый староста Успенского храма и миссионер Терентий Иванович Касилов, уклонившийся в раскол.11
Прошение разбирали до конца года и в итоге отклонили, потому что не все единоверцы дали согласие на переименование, и Святейший Синод к тому моменту не давал распоряжений по поводу постановлений о единоверческих церквях и приходах.12
В то же время благочинный единоверческих церквей Терентий Уколов поручил отцу Василию Болдинову достроить церковь в городе Майкопе.13 Строительство было окончено за полтора года, и 22 октября 1910 года единоверческий храм освятил епископ Ейский Иоанн (Левицкий) в честь Вознесения Господня.14
В 1912 году на отца Василия было заведено два следственных дела. В первом — группа прихожан обвинила священника в «неисправном ведении церковного хозяйства», а во втором — псаломщик Георгий Колышкин утверждал, что Болдинов повенчал несовершеннолетних, имея уговор с родителями новобрачных.15
Десять месяцев длилось разбирательство, но, не дожидаясь приговора, отец Василий подал прошение о перемещение по службе в станицу Гиагинскую к единоверческому храму Рождества Пресвятой Богородицы. Решением Епархиального начальства в марте 1913 года Болдинов был отправлен на епитимью в монастырь и запрещён в священнослужении, рясо- и крестоношении сроком на один год четыре месяца и 21 день.16
Когда истёк срок наказания, отец Василий в течение трёх лет служил в Троицкой единоверческой церкви станицы Темижбекской17 и вновь вернулся в родной Успенский храм в Белореченской в феврале 1918 года, сменив отца Василия Сапрыкина.18

Успенский храм знал трёх настоятелей в дореволюционный период. До поры до времени были известны только их имена, позже стали появляться факты, за ними — упоминания и свидетельства, и, как в ветхозаветном пророчестве, кости обрастают плотью, из глубин истории восстаёт человек. Забытый казак-старообрядец в коротких документальных записях обретает фактуру, проявляет характер и личность пастыря, и через зафиксированные ошибки, трудности, преодоления и победы мы можем познакомиться не только с отцом Василием, но и со всеми служителями Успенского храма.

Примечание.

  1. При сличении с помощью онлайн-сервисов современной карты Белореченска с Картой РККА окрестностей Краснодара, составленной в 1935 году, можно предположить, что здание Успенского храма в станице Белореченской располагалось по нынешнему адресу: улица Комсомольская, 185.
  2. В семье Василия Болдинова было пятеро детей:
    Зотик — 30 декабря 1884 года рождения. Женат. Состоял на службе инженером.
    Зинаида — 25 сентября 1887 года рождения. Замужем.
    Анна — 3 февраля 1895 года рождения. Замужем.
    Евдокия — 2 марта 1897 года рождения. Евдокия и Анна воспитывались на высших женских курсах в Петрограде.
    Таисия — 10 мая 1901 года рождения воспитывалась в Епархиальном женском училище.
    (Сведения на 1912 год).
  3. Построенный Болдиновым в городе Майкопе храм не сохранился. По непроверенным сведениям, в начале 1947 г., здание Вознесенской церкви власти передали общине баптистов, однако вскоре по просьбе епископа Флавиана (Иванова) храм вновь вернули православному приходу.
  4. Государственный архив Ставропольского
    края Ф.135, Оп.50, Д.301, Л. 4
  5. Там же Л. 14
  6. Ставропольские епархиальные
    ведомости 1901, №10, стр. 487
  7. СЕВ 1903, № 9, стр. 5; Архивный отдел г.
    Белореченска Ф. 323, Д. 177
  8. ГАСК Ф.135, Оп.61, Д.462, Л. 59
  9. ГАСК Ф.135, Оп.74, Д.1028, Л. 36 об
  10. Л. Ильин — Восстание 2-го Урупского казачьего полка в 1905 году
  11. Там же, стр. 49
  12. ГАСК Ф.135, Оп.74, Д.1028, Л. 37
  13. ГАСК Ф.135. Оп.67. Д.912, Л.4
  14. Там же Л.5 об
  15. Там же
  16. ГАСК Ф.135, Оп.74, Д.1028, Л. 37 об
  17. СЕВ 1910, №46, стр. 1519
  18. ГАСК Ф.135, Оп.70, Д.2638, Л.5
  19. Там же Л.54
  20. СЕВ 1915, №1, стр. 4
  21. Архивный отдел г. Белореченска.

Читайте также: